20:32 

твоя сладкая любовь.

v.i.o.shinigami
диавол
Автор: v.i.o.shinigami
Бета: сама себе бета на данный момент
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, POV, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Секс с несовершеннолетними
Размер: Макси
Кол-во частей: 30
Статус: закончен

Описание:
обычный японский старшеклассник, Ишикава Эйджи, однажды попадает в неприятности, из которых его вытаскивает главная гроза школы - прекрасный и опасный Хиираги Шима. мало того, так еще он - новый одноклассник Эйджи. ну как теперь в него не влюбиться?:З



заключительная глава. все на горячие источники!
* добавляет со слезами на глазах *

На улице стояла жара. И это была жара не просто из категории «уф, жарко». В такую жарищу медленно плавились мозги, и тело отказывалось подчиняться своему хозяину. Лично мне хотелось лечь куда-нибудь, где попрохладнее, и совсем ничего не делать. Но нет, мы с Шимой неторопливо плелись в сторону школы, проклиная палящее во всю силу солнце.
У ворот нас перехватили Кин и Оки, блестя счастливыми улыбками. У меня даже мысль в голове мелькнула, что Кохара наконец-то признался бедной девушке, но нет. Они облепили меня с двух сторон, ослепительно улыбаясь.
— вы чего?— не на шутку перепугался я, пытаясь скинуть со своих локтей их цепкие ручонки.
— мы едем на горячие источники!— завопили они хором.
Я замер, но на лице медленно расплывалась такая же глупая улыбочка. Шима заторможено обернулся, и оглядел нас опасливым взглядом. Особенно меня и Кина.
— мы?— переспросил я, дабы убедиться, что нас тоже в этот список включили.
— да, мы ВСЕ!— подтвердил Кин, активно закивав головой.
— моя бабушка владелица отличных горячих источников,— пояснила Оки.— она пригласила меня и моих друзей. То есть, поедем мы, Такасуги с Реном, ну и Сайто с его неизвестной любовью,— и хитро подмигнула.
— круто,— выдохнул я, забыв и про жару, и про уроки, и про обязательную поездку домой в выходные.
Мы с Шимой переглянулись. Кин и Оки тоже. За спиной радостно проорал что-то на ухо Рю Рен, слышавший разговор. Заинтересованно оглядывал нас Сайто, вылезший из неизвестной нам дорогой черной машины.
Отдых обещал быть интересным.

Мы тряслись в душном автобусе, отбирая друг у друга бутылку с некогда холодной водой и обозревая унылый пейзаж за окном. Мы с Шимой устроились рядом с Оки и Кином, чтобы вовремя предотвращать их ссоры и не давать им перейти в настоящую войну. Нам же два дня прожить вместе надо, а если они переубивают друг друга, то нехорошо получится. Но, как не странно, они почти всегда молчали, смотря в разные стороны, а я, наблюдая за ними, не мог сдержать улыбки. Кин в последнее время постоянно бегает за Оки, но та упорно ничего не замечает, хотя и стала в относиться к нему добрее. Да и ее коронную улыбочку уже не так часто можно было увидеть на симпатичном лице.
За нами сидели как всегда молчаливый и мрачный Такасуги и что-то весело болтающий Рен. Из-за шума мотора и стоящего в салоне гама, услышать, о чем именно он говорит было невозможно, но после каждого сказанного Реном слова, Рю мрачнел все больше.
А вот на последние сидения все мы изредка бросали косые взгляды. Конечно, мы подозревали, что у Сайто кто-то появился, даже допускали мысль о том, что этот кто-то мужского рода. Ну и раз его привозят на машине, то этот кто-то старше нас. Но чтобы этот кто-то оказался двадцатипятилетним мужиком?! Мы недоверчиво посматривали на спокойного, как удав, Сугино-сана. Он и Сайто ехали в полной тишине, но довольное лицо Кайоши говорило о многом большем, чем даже болтовня Рена или смущенный взгляд Кина. Ну, раз он его устраивает, то мы просто не можем не принять его.
Остальные пассажиры автобуса не обращали на нас никакого внимания. Ну, конечно, откуда им знать, что многие из нас не просто друзья.
После того, как мы вышли на безлюдной остановке, Оки взяла ситуацию в свои руки и повела нас лесной тропинкой. Мне этот тихий и спокойный лес показался каким-то жутким, и я неосознанно схватился за руку Шимы. Он ничего не сказал, продолжая шествовать с каменным выражением лица, а вот сзади послышалось хихиканье.
— семпай, а я тоже вот так хочу..— завистливый вздох.
— обойдешься,— отрезал Рю, и я краем глаза заметил, как он спрятал руки в карманы.
— ты такой холодный, семпай.. тебя даже в морг класть не надо будет, ты и так не испортишься,— ехидно прошептал он, настолько громко, что даже впереди идущие Хига и Кохара удивленно обернулись.
— Шима, а тебе не стыдно со мной за руку идти?— тихо спросил я, но эти вездесущие личности в лицах Оки, Кина, Рена и Сайто все слышали, и с интересом ждали ответа.
— нет, а с чего бы? Мы с тобой и так постоянно за руку ходим, ты просто сам этого не замечаешь,— спокойно ответил Хиираги, а мы все замерли, уставившись на него.
И правда, у меня часто такое происходит – уйду в свои мысли и не замечаю ничего вокруг, а зачастую не понимаю, что делаю и что говорю. Так что для меня это стало не таким уж и большим шоком. А вот для Рена и Сайто..
— семпааай, вот ты слышал?! Я тоже так хочу!
— Сугино-сан, а почему бы нам не..— начал было говорить Кайоши.
Но их голоса оборвали категоричные «нет» от Сугино и Рю. Прямо дружно так сказали, хором. Им бы петь вместе, даже тембр голоса у них похож.
Я с превосходством и гордостью обозрел этих неудачников, крепче сжимая руку Шимы. А Оки все о чем-то увлеченно болтала с Кином, который иногда оборачивался к нам, смотрел пристально, и вновь отворачивался, продолжая разговор. Или заговор?! А что если место Сайто занял Кин, и они вместе с Оки пишут про нас всех непристойные рассказы?
Эта мысль настолько увлекла меня, что весь оставшийся путь до источников я размышлял об этом, и дороги совсем не помнил. Но стоило только увидеть впереди большие деревянные постройки, как настроение вновь улучшилось.
У небольшой калитки нас встретила доброжелательная бабуля, в легком кимоно и с седыми, заделанными в пучок, волосами. Она приветливо улыбалась, щуря глаза и разглядывая всех, и каждого по отдельности. Когда ее взгляд остановился на Сугино-сане, то лицо на мгновение изменилось, и улыбка быстро превратилась в ту самую улыбку Оки. Вот теперь точно ясно, что они родственницы. И ясно, что бабуля парня Сайто не одобряет.
Нас вежливо пригласили, и расселили по комнатам. Бабуля возражения не принимала, поэтому жили мы вовсе не так, как планировали. Кина и Шиму поселили вместе, даже не слушая о том, что вполне возможно ночное убийство одного из них. Причем неизвестно, продержится ли Шима до ночи. Бросив на меня по одному печальному взгляду, они оба зашли в комнатку, откуда сразу послышалась ругань.
Сугино-сана она одарила недобрым взглядом, подселив к нему Рена. Мы только могли посочувствовать ему (Сугино), потому что по блестящим глазам Куниуми было ясно, что с расспросами от него не отстанут. Рю мрачнее обычного посмотрел на Сугино-сана (у мужчины сегодня явно был день красноречивых взглядов), и не менее радостно взглянул на Рена.
— без глупостей,— сухо предупредил он их непонятно зачем.
Кстати, вот именно Такасуги приглянулся старушке больше всех. Она ласково ему улыбалась, отводя в сторонку и предоставляя отдельную комнату. Впрочем, Оки тоже достались одноместные апартаменты. И вот из них никто и не жаловался.
Мы с Сайто весело переглянулись. Хорошо, что мне попался не болтливый Рен и не незнакомый Сугино. Но почему бабуля распределила всех именно так, что никто этому не был особо рад? Я бы вот с удовольствием переночевал в одной комнате с Шимой, хотя мы и так каждую ночь спим вместе. А вот Рен явно был бы не против компании Рю, и Сайто немного грустно вздыхал вслед Сугино-сану. Эта бабуля – само зло!
Оки и бабуля заговорщески переглянулись, и на их лицах появились одинаковые, не предвещающие ничего хорошего, улыбки. Мне в голову пришла мысль, что у них, несомненно, был план.

— чего уставился?— рыкнул Шима, отчего Кин подскочил на месте.
— тебе показалось,— нервно засмеялся он, отодвигая свой футон дальше от него.
Шима отвернулся, пытаясь разобраться со своей юкатой. Все перекрутилось, и от хватки парня ткань трещала по швам.
— как эта хренотень носится?— вспылил он, еле сдерживаясь, чтобы не порвать одежду.
Он злился. Он очень злился. На эту чертову бабульку, расселившую их с Эйджи, на этого Кина, трясущегося где-то в углу, на эту юкату, которую непонятно зачем надо было одевать.
— ээ,— подал голос Кохара.
— чего тебе?
— давай помогу,— предложил он, указывая на его одежду.
Сразу становилось ясно, что подобное Хиираги никогда раньше не примерял.
— вот еще,— фыркнул тот, отворачиваясь.
— кошмар,— протянул тихо Кин, но Шима отчетливо слышал каждое слово.— как Эйджи может встречаться с тем, кто даже элементарную вещь сделать не может. А в постели он тоже..?
Договорить он не успел. Разъяренный Хиираги уже держал его за грудки, угрожающе глядя ему в глаза. Кохара нервно сглотнул, прокручивая в голове все вариации своей смерти. Самыми страшными ему казались подвешивание за яйца и колесование, так что сейчас он был согласен даже на простое удушение.
— только попробуй вякнуть что-то Эйджи, и ты сам знаешь, что я с тобой сделаю..
Кин представил себя живописно висящим на заднем дворе, подвешенным за свое драгоценное достоинство.
— понял,— пискнул он, вжимаясь в стену.
— хорошо, а теперь.. сделай что-нибудь с этой чертовой юкатой!— прошипел Шима, непроизвольно сжимая ладонь сильнее.
— зады.. хаюсь,— просипел Кин, до которого до сих пор не могло дойти: как Эйджи может встречаться с этим пугающим типом?!

— а вам, правда, уже двадцать пять?
— правда.
— а где вы работаете?
— в издательстве.
— а сколько работаете?
— четыре года.
— а много зарабатываете?
— достаточно.
— а какие книги любите?
— исторические.
— а любимая еда?
— рыба.
— а сладкое любите?
— нет.
— вообще?
— вообще.
— а как с Сайто познакомились?
— э.. ну, это не важно..
— скучный вы,— Рен отвернулся, выкладывая свои вещи из рюкзака.
— и правда,— Сугино устало обозрел спину парня и вспомнил лицо Сайто.
Как бы он хотел, чтобы именно он оказался на месте этого доставучего Рена.
— о, я знаю!— улыбнулся тот, снова оборачиваясь.— раз вы не хотите рассказать мне историю вашего с Сайто знакомства, то я расскажу нашу с семпаем..
Тоору вздрогнул, с паникой глядя на дверь. «спасите меня!»— крутилась мысль в голове. Иначе он не продержится до завтрашнего дня, и любыми способами заткнет этого Рена.
— тогда мне было семь лет, я как-то приехал на каникулы к своим родственникам, а Рю..— а дальше последовал часовой рассказ об их знакомстве, со всевозможными описаниями, уточнениями и отступлениями.
И если Рену рассказывать было весело и интересно, то Сугино был готов повеситься на собственном поясе от юкаты..

Мы с Сайто молчали, смущенно пряча глаза. Потому что в вырезах юкат было прекрасно видно оставленные засосы. Значит, Сугино-сан тоже любит контролировать все в постели.. черт, о чем я думаю вообще? Какая мне разница до личной жизни этих двоих?
Но взгляд неизменно возвращался к красным пятнышкам на шее.
— это круто, на самом деле,— наконец произнес Сайто.
— когда во время секса за шею кусает?— спросил я.
— ага,— он кивнул, и вновь наступило смущенное молчание.
Да, я помнил какой это был кайф, когда теплые губы и язык Шимы ласкают кожу, хотя я и так на грани, и он только подливает масла в огонь. Он осторожно покусывает ее, а затем оставляет краснеющие метки на моем теле.
От воспоминаний по телу прошлась дрожь, и мы с Сайто понимающе переглянулись.
— если честно, Сугино-сан такой страстный..
— Шима тоже,— закивал я.— он готов повторять это снова и снова.
— а он недавно придумал новое развлечение,— Кайоши неловко замялся.
— какое?— заинтересовался я, хотя щеки покраснели.
— ну, знаешь, для него это развлечение, а я.. короче, ему нравится, когда я сам себя удовлетворяю,— на одном дыхании выпалил он, заливаясь краской.
— и там тоже?
— и там.
— ого-о,— протянул я, почесывая подбородок.
Интересно узнать, а как Шима к подобному отнесется.. ему, наверное, должно понравиться. Он же такой извращенец.
— а Шима тоже тот еще развратник,— буркнул я, вспоминая как он последний раз принудил меня к этому в пустом вагоне метро.
— и что он делает?— Сайто в ожидании прямо засветился любопытством.
— он заставляет заниматься с ним сексом практически везде,— пробормотал я.— в школе, в торговых центрах, в парках развлечений, в кафе..
Кайоши открыл рот от удивления, но его глаза явно заблестели не к добру. И вот что совсем не странно, если мы с Шимой извращенцы, то нас окружают такие же люди.
— кстати, смотри,— Сайто подсел ко мне, доставая телефон и открывая фотографии.— меня недавно Тоору в новый аквапарк возил.
На фотках действительно были водные горки, но основным объектом фотографирования являлся Сугино-сан. Вот он стоит с детским кругом в руках и милой шапочке-слонике, в окружении веселящихся ребятишек и их мрачных родителей. Вот он с ужасом смотрит куда-то вниз, находясь на самом краю, видимо, очень опасной горки. Вот он летит прямо в камеру по одному из аттракционов, зажимая руками плавки.
— весело у вас было,— с завистью произнес я, достав свой мобильный.— а мы недавно на пикник ходили, правда я успел всего одну фотку сделать..
И на фотке этой мы были с Шимой вдвоем. На фоне необитаемых лесов, уже полураздетые, с румянцем на щеках и покрасневшими губами. Надо ли говорить, что основная задумка пикника была выполнена несколько раз?
Дверь резко отъехала в сторону с громким стуком. Я поднял взгляд, наткнувшись на недовольного Шиму, с вечно растрепанными волосами, в темной юкате и с сигаретой, зажатой в зубах. В таком виде он нравился мне еще больше. Намного больше. Было в нем что-то такое, опасное. Словно самурай, только без катаны, он излучал уверенность и силу. От одного его вида у меня чуть кровь носом не пошла.
— видишь, Эйджи, я завязал ее САМ,— зачем-то выделил последнее слово Хиираги, и наконец заметил рядом со мной Сайто.— слишком близко,— прошипел он, подлетая к нам, подхватывая меня на руки и возвращаясь к входу.
— а куда ты меня несешь?— невинно поинтересовался я, чувствуя себя в его руках совсем беззащитным.
Прямо ролевые игры какие-то. И еще, я ожидал, что он ответит что-то в духе загадочности и романтичности, типа: «любоваться сакурой». И все равно, что цветение сакуры давно прошло и будет еще не скоро, это же необходимо для поддержания атмосферы самурайского очарования. Но нет, Шима ответил то, что я хотел услышать в последнюю очередь:
— бабулька нас всех собирает,— сквозь зубы ответил он, осторожно ступая на лестницу.
— тогда отпусти, иначе они все поймут,— смущенно прошептал я, утыкаясь носом в складки его одежды.
Пофиг, что он все испортил. Я свою роль доиграю до конца. Мне лично это нравится – самурай и хрупкий мальчик, которого он будет охранять до конца жизни. Это ведь его путь самурая. *автор ржет: кто поймет почему? :DD*

Над залом нависла самая унылая атмосфера. Даже Рен бросил попытки разговорить меня или Сугино-сана, сидящего рядом. Около самого входа сидела бабуля, снова распределившая для нас места. То есть мы вновь сидели слишком далеко друг от друга.
Все уткнулись в свои ужины, вяло ковыряясь в них палочками и выбирая только самое вкусное. Иногда мы перекидывались многозначительными взглядами, пока бабушка Оки на что-нибудь отвлекалась.
— ну, вы почти взрослые,— неожиданно произнесла бабуля, вытаскивая из-под своего маленького столика три бутылки саке и чашечки.— а некоторые уже слишком взрослые,— она неодобрительно посмотрела на Сугино.— так что вам и немного выпить можно.
Все оживились, заговорив между собой. Оки поднялась с колен, поправила красивую прическу и, красуясь в новеньком летнем кимоно, налила нам вина. Когда очередь дошла до Кина, то он словно завороженный смотрел, как девушка присаживается рядом, ставя перед ним чашечку и аккуратно наполняя ее. И правда, розовое кимоно очень ей шло, она не была похожа на какую-то школьную хулиганку, в короткой юбке и с растрепанными волосами.
— чего пялишься?— в своей манере улыбнулась она, и Кин подскочил на месте, чуть не упав на спину.
— тебе идет,— смущенно сказал он, а мы все с умилением наблюдали, как щеки девушки заливает нежный румянец.
«как мило!»— хотелось завопить мне, но я молчал, поднося чашку ко рту и булькая в ней невысказанными словами. Видимо большинству народа тоже хотелось сказать что-то в этом духе, но они последовали моему примеру.
После третей бутылки все уже забыли про уныние. Да что там говорить, даже на губах вечно мрачного Такасуги проскальзывала улыбка, а молчаливый Сугино сейчас что-то оживленно рассказывал, заставляя смеяться всех вокруг. Только вот Шима даже не прикоснулся к саке, задумчиво уставившись в открытые бумажные перегородки, открывающие вид на темный сад.
Бабуля как раз куда-то ушла, поэтому я, воспользовавшись ситуацией, быстро проскользнул к своему парню. Хотя проскользнул – громко сказано. Я, пошатываясь, сбивая столики и привлекая ненужное внимание остальных, кое-как добрел до него, бухнувшись рядом на колени.
— ты чего?— обеспокоенно спросил он, но я молчал, гипнотизируя взглядом чашку с напитком.
— почему не выпил?— наконец выговорил я, сформулировав свою мысль.
— я ненавижу алкоголь,— поморщился Шима.
— о, тогда дай мне,— я обрадовано потянулся к заветному предмету, нечаянно свалившись на Хиираги.
— глянь, Эйджи уже к нему пристает,— удивился Рен.
— я же сказал, ему нельзя пить,— устало сказал Кин, отрываясь от разговора с Сайто.
— пойду, проветрю его,— Шима снова взял меня на руки, вынося из помещения в сад.
Он усадил меня на высокую деревянную веранду, так, что кончики моих пальцев на ногах касались травы. На темном небе медленно плыла неполная луна, мерцали яркие звезды, и прохладный ветерок качал ветви персиковых деревьев. Я положил голову на его плечо, чувствуя, как свежий воздух немного отрезвляет меня и приводит мысли в порядок.
— красиво,— прошептал я, находясь в необычной гармонии с самим собой, с Шимой, сидящим рядом, и с природой.
Такого не почувствовать в городе, где полно людей и каменных строений, где деревья и трава растут лишь в определенных местах. Это совершенно другое чувство.
— не то слово,— ответил Хиираги тихо, целуя меня в висок.
Удивительное ощущение не хотелось отпускать, но рано или поздно всему настает конец. Вот и моей гармонии он тоже настал. И ознаменовался он ничем иным, как громким криком Рена:
— ура! На источник!
А пока все суетились в доме, Шима аккуратно притянул меня к себе, наградив нежным поцелуем.

Купальня оказалась небольшой, с высоким забором и под открытым небом. Мы все семеро молча сидели в горячей воде, угрюмо поглядывая друг на друга. Но неуютнее всего было Кину. Он краснел, отводил ото всех взгляд, и делал вид, будто не замечает наших обниманий. Ну, вообще-то тут все сидели парочками, кроме него. В соседней купальне в гордом одиночестве плескалась Оки.
Мне в голову пришла мысль, что надо разрядить обстановку. Но как? Я оглядел недовольные лица друзей, особенно лицо Кохары, сидящего ко мне довольно близко. Ну и Шима тоже был рядом, даже очень «рядом», так, что умудрялся лапать меня за жопу. Но проигнорировав это, я немного привстал и неожиданно плеснул водой в Кина, окатив его полностью.
— Эйджи, за что?!— возмутился он, посылая ответную струю воды, но, к великому сожалению, не попал.
Не попал в меня, а вот лицо Шимы, который не успел сорентироваться, быстро оказалось умытым. Мокрые черные волосы облепили хмурое лицо, а в его взгляде я раньше никогда не видел такую жажду убийства.
— Кохарааа,— угрожающе протянул он, поднимаясь над водой во весь свой рост.
Я, конечно, был не против поглазеть на него в одном мокром полотенчике (снимать их мы постеснялись), но вот заинтересованные взгляды остальных мне не понравились. Сайто осмотрел Шиму во всей его красе, улыбнулся и показал мне большой палец, за что получил подзатыльник от сидящего рядом с ним Сугино.
— извини,— пискнул Кин, испуганно прижавшись к камням.
Но Хиираги слушать его не стал, одним пинком по воде направляя на него целую волну. Но эта волна нечаянно накрыла и Такасуги. Рю поднял на него пронзительный взгляд и тоже встал на ноги. Между ним и Шимой чуть ли молнии не пробегали.
Такасуги с разворота ударил по воде, обрызгав всех сидящих в купальне.
— семпай,— завопил Рен, похожий сейчас на несчастного вымокшего котенка.
Но в ответ не получил ничего, кроме еще одной порции воды на голову.
— это война!— проорал Кин, схватив меня за плечи и окуная под воду.
Но долго я там не пробыл, потому что хватка ослабла, а вынырнув, я и вовсе стал свидетелем того, как Шима пытается утопить несчастного. Он что-то злобно бормотал, удерживая Кохару за голову, а тот только пускал на поверхность пузыри.
Единственными, кто не принимал участия во всеобщем беспределе, были Сайто и Сугино-сан. Они с улыбками смотрели на нас. Но улыбки продержались ровно до того момента, как Рен не выплеснул им на головы воды из тазика. Два растерянных лица, со стекающими по ним струями воды, торчали над поверхностью купальни, ошарашено глядя на веселого Рена.
С этого момента битва стала ожесточеннее. Все что-то орали, поливая друг друга водой, и не разбирая, кто где и в кого они, собственно, целятся.
— весело у вас тут,— послышался над нами голос.
Мы дружно подняли головы, на время приостановив войну. Над забором виднелась верхняя часть Оки, которая смотрела на нас с завистью.
— ой,— выдал я, понимая, что сейчас мы все стоим в промокших съехавших полотенцах, и за нами наблюдает никто иная, как сама Хига, гроза яойных рассказов.
Видимо, это поняли все, разом бухнувшись в воду и краснея. Даже представить страшно, что за оргии она может написать с нашим участием.
— мальчишки,— фыркнула она, исчезая.
А мы переглянулись между собой, вздыхая.
— пора вылазить,— раздался голос бабули за дверью, а над купальней раздался еще один тяжелый общий вздох.

Мы разбрелись по своим комнаткам, делая вид, что собираемся спать. На самом деле мы просто валялись на футонах, ожидая пока бабуля прекратит ходить по коридору и уйдет, наконец, в свой отдельный домик. Когда шаги за перегородками стихли, мы оживились.
Я, все в той же юкате, подполз к двери, отодвигая ее и осторожно выглядывая. Из соседней комнаты на меня смотрели два горящих глаза Рена, сидящего в таком же положении.
— а ты?..— прошептал он, но снизу донеслись чьи-то шаги, и мы застыли.
На первом этаже бабуля что-то проговорила про озабоченных подростков и ее бедной внучке, и из монолога стало ясно, что спать она остается в этом же здании.
Мы перевели дыхание, но я так просто от своей идеи отказываться не стал, и пополз на четвереньках по коридору к двери в комнату Шимы. Рен последовал моему примеру и пополз в другом направлении. Послышался тихий шум отодвигаемой двери, глухой удар и болезненный стон.
— так и знал, что придешь, извращенец недоделанный,— расслышал я злобный шепот Рю.
Обернувшись, я увидел чуть ли не плачущего Рена, растянувшегося по проходу, которому, судя по всему, заехали подушкой по лицу. В приоткрытом проеме показался и сам Такасуги.
— о, привет Ишикава,— произнес он, затаскивая Куниуми и подушку внутрь.— спокойной ночи.
Дверь закрылась, а я, пожав плечами, продолжил путь к своей цели, но меня остановил очередной шорох сзади. Из оставшейся открытой двери в комнату Рена и Сугино-сана, выполз последний. Мы понимающе кивнули друг другу, и разошлись. Я – все так же вперед, а он – к моей комнате, в которой остался Сайто.
Наконец-то достигнув желаемой двери, я заглянул внутрь. Шима сжимал горло слабо барахтающегося Кина, что-то очень тихо и грозно ему объясняя. Тот только согласно хрипел, все больше бледнея.
— Эйджи,— выдавил он из себя, заметив меня у двери и протягивая дрожащую руку в мою сторону.
Шима сразу же про него забыл, поворачиваясь ко мне и улыбаясь светлой и невинной улыбкой. Он вытащил сигарету изо рта, метко пульнув ее в окно и приглашающее указал на свой футон.
— ну, я пожалуй пойду,— пробормотал Кин, быстренько продвигаясь к входу и вылетел в коридор, задвинув за собой дверь.
— снова ты его пугаешь,— покачал я головой, подползая к Шиме, устроившемуся на своей постели.
— я не виноват, что он меня раздражает,— передернул он плечами и обнял меня.
Его губы сразу коснулись моей шеи, обжигая своим жаром. Горячий язык прочертил дорожку к вырезу юкаты, а рука уже проникла под нее, нащупав сосок.
— подожди,— прошептал я, отталкивая его.— нам нельзя тут заниматься этим. А вдруг кто услышит?
Шима только усмехнулся, блеснув глазами из-под длинной челки.
— а ты постарайся не стонать громко.
И только теперь я заметил, что пояс моей одежды давно развязан, и валяется в стороне.
— ты не исправим,— вздохнул я, в свою очередь, стягивая юкату с Хиираги.
Он продолжил прокладывать влажную дорожку от моей шеи до пупка, повалив меня на пол. А теплые руки раздвинули тем временем мои ноги, и Шима устроился между ними. Я покраснел, наблюдая за тем, как его язык облизывает мою головку, возбуждая еще больше.
— так жарко,— простонал я, шире распахивая юкату и чуть ли не задыхаясь.
Воздуха становилось катастрофически мало, и дыхание участилось, когда мой член полностью погрузился в его рот. Он посасывал и сжимал его губами, одновременно с этим проникая пальцами внутрь меня. За столько раз, уже сделанных с ним, я привык к этой незначительной боли, так что даже не обращал на нее внимания. Но стоило только ему найти чувствительную точку внутри меня, как я терял над собой контроль, выгибаясь и начиная стонать в голос.
— тише, иначе нас услышат,— прошептал Шима, нависая надо мной и не прекращая двигать пальцами.— настолько приятно, что готов забыть обо всем?
Я зажал рот рукой, из-под опущенных ресниц любуясь сосредоточенным лицом своего любовника. Мне нравилось, как от возбуждения на его лице появлялся румянец, как темнели его глаза, а темные прядки липли к вискам и шее. Мне нравилось в нем абсолютно все, от манеры речи, до того, как он занимается сексом. То, как он целует меня по утрам, и то, как касается в людных местах, пока никто не видит. Даже то, что он постоянно домогается меня, мне нравилось.
Вскоре Шима заменил пальцы своим членом, входя сразу до конца, так, что я не сдержал вскрика. Слишком хорошо с ним, чтобы сдерживаться. Быстрые толчки внутри меня все больше приближали к разрядке, а лицо Шимы было настолько близко к моему, что я просто не мог закрыть глаз, и хоть на секунду оторвать взгляд от его закусанной нижней губы или затуманенного взгляда.
— я люблю тебя,— прошептал он мне на ухо, касаясь чувствительного места губами.
Я прижался к нему, кончая от одного только звука его голоса и кусая его за плечо, чтобы сдержать рвавшийся наружу громкий стон. Хиираги после нескольких движений тоже достиг предела, заполняя меня спермой и не торопясь выходить. Вместо этого он стал покрывать мою шею и грудь долгими поцелуями, чередующимися с укусами.
— только засосов не оставляй там,— предупредил я, зарываясь пальцами в его длинные волосы.
— поздно,— усмехнулся Шима, поднимая лицо и хитро улыбаясь.— теперь все увидят, что ты только мой.
Я перевел взгляд на свою кожу, где уже начинали краснеть оставленные им следы.
— ну ты..— возмущенно прошипел я, перекатываясь вместе с ним, и оказываясь сверху.
Он смотрел на меня довольным взглядом, пока я оставлял свои метки на его бледной коже.
— теперь мы в расчете,— сказал я, прикрывая глаза и устраивая голову на его груди.— кстати..
— что?— спросил Шима, нежно поглаживая мою обнаженную спину.
— я тоже люблю тебя,— я улыбнулся, слушая быстрое биение его сердца.

— и почему ты такой злой?— со слезами на глазах спросил Рен, отворачиваясь от хладнокровного как всегда Такасуги.
Даже после того, как они стали встречаться, мало что в поведении Рю изменилось. Даже, кажется, он увеличил дистанцию между ними, стараясь отгородиться от Рена стеной. Последнему это конечно не нравилось. А еще это его пугало.
Пугало то, что Рю может бросить его в любой момент. Ведь он так и ничего не сказал ему о своих чувствах, только иногда целует, обнимает и трахает. И все.
— я не буду заниматься с тобой сексом в таком месте,— повторил Такасуги, переворачивая страницу очередной книги.
— но почему?
— тут перегородки бумажные, а в соседних комнатах полно людей. Тебя сразу же услышат,— отозвался Рю.
Он сам до сих пор не понимал, как смог стать одним из «этих». Он немного опасался своих собственных чувств, не решаясь высказать их, и не осознавал, что между ним и Реном появляется пропасть, преодолеть которую может только он.
— я буду тихим, честно,— с надеждой уговаривал его Рен.
Рю со вздохом отложил книгу, усаживая парня к себе на колени и обнимая его.
— здесь мы этим заниматься не будем. Но обещаю, что когда вернемся домой, ты можешь ночевать у меня, пока родители не вернутся,— проникновенно произнес Такасуги.
Рен расстроено поник плечами, но все же кивнул.
— семпай, я люблю тебя,— тихо сказал он, утыкаясь носом в волосы Рю и обнимая его.
— и я тебя,— как ни в чем не бывало ответил тот, вновь беря в свои руки книгу.
Рен замер, переводя дыхание и пытаясь успокоить сердце. Хотя для Рю это признание тоже многого стоило. Они сидели оба с красными щеками, пытаясь сделать вид, что все в порядке.
— правда?— дрожащим голосом спросил Рен, сильнее прижавшись к семпаю.
— а ты что, еще не догадался сам?— фыркнул Такасуги, не отрываясь от чтения, хотя никак не мог на нем сосредоточиться.
— ну.. я так счастлив, семпай,— растерянно прошептал Рен, сжимая тонкую ткань своей юкаты на груди и краснея еще больше.
— тормоз,— необычно ласково произнес Рю, поворачивая лицо и нос к носу сталкиваясь с Куниуми.
— не говори таких обидных вещей таким тоном,— попросил Рен, немного хмурясь, но от этого становясь еще более милым.
Такасуги ничего не ответил, просто нежно целуя его в губы, и чувствуя себя невероятно счастливым рядом с этим парнем, кажущимся на первый взгляд глупым болтуном. И только он знал, какой Рен на самом деле.

— а, это вы приползли, Сугино-сан?— лениво протянул Сайто, не оборачиваясь, а Тоору чуть не задохнулся от возмущения.
— а ты еще кого-то ждешь?— спросил он, задвигая за собой дверь.
— да нет, проползайте, располагайтесь..
Вообще-то Сугино совершенно точно мог сказать, что с ним и с остальными людьми Сайто ведет себя по-разному. И дело даже не в том, что они встречаются, потому что он отнюдь к нему не добр и нежен. Наоборот, он становится похож на глыбу льда, которую сначала должны растопить. Но это совсем не мешает ему продолжать соблазнять Тоору, так что тот его совсем не мог понять.
Зато Сугино точно знал, что в юкате Сайто выглядит еще более сексуально, чем обычно. И это ему казалось не из-за того, что у них давно не было секса. О нет, они занимались им с завидной регулярностью. Просто Сугино невероятно нравилось открывать в Кайоши новые стороны и образы. И этот случай не стал исключением.
Тоору осторожно подкрался к Сайто сзади, обнимая его и проскальзывая руками за вырез юкаты. Но парень вдруг схватил его за руку, убирая ее.
— Сугино-сан, а давай сегодня просто поспим?— предложил он, поворачиваясь к нему и пряча глаза за волосами, чтобы мужчина ничего не понял раньше времени.
— без секса?— удивился и немного расстроился Тоору, но перечить не стал.
Сайто ведь еще подросток, ему нужно давать отдых. Он это понимал, но находиться рядом с таким соблазнительным телом и лапать его было невыносимо. А все лапанья всегда приводили только к одному.
— да, но мы можем же просто спать вместе?
— а можем и не просто,— вздохнул Сугино, отодвигаясь.— ладно, как пожелаешь.
Кайоши легко ему улыбнулся, и устроился на матрасе, приглашающе указав на место рядом. Тоору лег на спину, уставившись в потолок. Сна не было ни в одном глазу, а вот Сайто закрыл глаза с явным намерением поспать.
Через несколько минут Сугино покосился на лежащего рядом парня, но тот, казалось, уже спит. Только вот неожиданно Кайоши повернулся на бок, отчего с его плеча сползла ткань юкаты. Мужчина заворожено смотрел на это притягательное плечико, борясь с желанием прикоснуться к нему. Да как возможно, чтобы от одного вида его обнаженного участка тела сбивалось дыхание?
Тоору отвел взгляд, но это оказалось плохой идеей. Полы юкаты Сайто задрались, обнажая длинные стройные ноги почти до бедра. Он вздрогнул, пытаясь подавить в себе мысль о том, стоит ли проверить в белье ли Сайто, или нет. Но мысль победила, и Сугино осторожно приподнял легкую ткань. Трусов не оказалось.
Его охватил жар желания, но он боролся, хотя на причинном месте уже образовался приличный (ну или не совсем приличный, это смотря с какой стороны посмотреть :D) бугорок. Так мало того, Кайоши завозился рядом, что-то невнятно пробормотав во сне и задевая его ногой.
Сугино прошиб пот. Ну не мог он просто вот так находиться рядом с ним.
Медленно приподнявшись, и не думая о том, что Сайто потом разозлится, Тоору стал стаскивать с него юкату. Но парень глаз не открывал, хотя и мужчина не видел, как на его губах играет плутовская улыбочка.
Раздев его, Сугино аккуратно провел пальцем по его коже, чувствуя дрожь возбуждения. Нагнувшись, он прихватил губами его сосок, перекатывая его и сжимая. Раздавшийся довольный вздох заставил разум полностью отключиться. Одним движением распахнув свою одежду, Тоору с блаженным вздохом обхватил свой член, сразу начиная быстро двигать рукой. С головки уже стекала смазка, поэтому ничего не мешало его рваным движениям.
Он тихо стонал, глядя на тонкое юное тело Сайто, вспоминая, как он ласкал его, как оно выгибалось под ним. Вспоминал крики и стоны парня, когда он входил в него полностью, когда они кончали, обнимая друг друга. Вкус его кожи и горячее дыхание.. он все это помнил, и все эти воспоминания сводили с ума.
Тоору вздрогнул, забрызгав спермой живот Кайоши и свою собственную руку. Конечно, этого было мало, но хоть что-то..
— ну что, поиграли, Сугино-сан?— с коварной ухмылкой спросил Сайто, приоткрыв глаза.
— так ты не спал?
— нет, конечно, разве можно рядом с тобой просто так уснуть? Но знаешь, мне это понравилось,— протянул он, касаясь своего вставшего члена.— а теперь не хотите поиграть со мной?
Тоору немного растерянно оглядел его, и тихо засмеялся, нежно поцеловав парня. Разве можно злиться на этого очаровательного ребенка?
— только не шуми как обычно, Кайоши, иначе дома я накажу тебя,— усмехнулся Сугино, склоняясь над ним.
— хм, это звучит заманчиво, Тоору..

Кин, вылетев из комнаты, тут же остановился в задумчивости. Он прекрасно понимал, что все эти сладкие парочки уже вместе, но вопрос в том, какие комнаты они заняли? Не станет же он заглядывать в каждую и проверять, пусто там или все же эти голубки развлекаются.
Выход был всего один, но он сам не знал, прокатит или нет.
Тяжело вздохнув, Кин все же направился к нужной двери. Приоткрыв ее, он заглянул в темную комнату, где на полу был различен еще более темный силуэт.
— Окиии,— позвал он.
Силуэт вздрогнул и включил стоящую неподалеку лампу. Встрепанная и сонная девушка недовольно хмурилась, потирая глаза.
— чего тебе?
— можно я у тебя переночую,— Кин умоляюще сложил ладони.— ты моя последняя надежда.
— тебя Эйджи с Хиираги выперли, что ли?— спросила она, улыбнувшись.
Но эта улыбка не была похожа на ту угрожающе-доброжелательную. Сейчас она улыбалась так мило и естественно, что он и сам не смог удержать улыбку.
— ага. Ну, так как?
— ладно, проходи. Хорошо, что в комнате по два футона,— Оки наблюдала за тем, как Кин обессилено растягивается на постели.
Они замолчали, чувствуя странную неловкость. Кохара отвернулся, глядя в открытое окно и слушая доносящееся снаружи стрекотание насекомых. Хига свет не выключала, что означало, что спать она пока не собирается.
— удивительно,— наконец выдавил из себя Кин.— вокруг меня столько геев, как я еще не свихнулся. Или сам им не стал?
— эй, что за мысли,— удивилась Оки.— а ведь тебе же кто-то нравится?
— ага,— вздохнул он, но головы не повернул.
— это же девушка?— опасливо спросила она.
— ага,— снова вздох.
— и ты ей не признался, я полагаю?
— ага.
— думаешь, откажет?
— думаю, врежет,— отозвался Кин, весело хмыкнув.
— ты совершенно не уверен в себе,— ответила Оки, посмотрев в сторону парня и встречаясь с ним взглядом.
— наверно, ты права. Но я всегда бешу ее,— сказал он, не отводя глаз.
— она ненавидит тебя?— девушка посмотрела в другую сторону, не выдержав пристального взгляда.
Рядом с Кином она сама незаметно менялась. Всегда пыталась привлечь его внимание, сделать что-то такое, что заставило бы его посмотреть на нее. А сейчас этого не требовалось, и это ей нравилось. Он так смотрит на нее, с интересом, внимательно, словно ловит каждое ее движение своими глубокими глазами.
— не знаю,— он пожал плечами, прикрывая глаза.— а тебе?
— что?
— нравится кто-нибудь?— Кин приподнял брови, и улыбнулся.— ты постоянно интересуешься отношениями этих парочек, а у самой как?
Оки задумалась. Конечно, было в школе много красивых парней, но они ее не интересовали, ибо казались ей геями. Нравился ли ей кто-нибудь? Наверное, да, иначе бы она не волновалась рядом с ним каждый раз и не пыталась заинтересовать..
— да, скорее всего,— неуверенно произнесла она.
— скорее всего?— переспросил Кин, хмыкнув.— либо да, либо нет. Если «скорее всего», то значит, не нравится.
— тогда «да»,— девушка покраснела, и отвернулась.
— а кто это?— заинтересовался Кохара, приподнимая голову над подушкой.
Всем знакомым давно было ясно, что к Оки он дышит явно не ровно, но признаться боится по вышеизложенной причине. И известие о том, что ей кто-то нравится, его ничуть не обрадовало.
— с чего бы я это должна тебе говорить?— возмущенно фыркнула она.— но если ты скажешь, то я тоже,— добавила Оки, немного подумав.
Кин долго ничего не отвечал, просто лежа и наблюдал за тем, как залетевший на свет мотылек бьется об нагревшуюся лампу. Он размышлял над тем, стоит ли говорить о своих чувствах, или нет. С одной стороны было страшно, а вдруг и правда врежет? А с другой он давно уже хотел ей признаться, и вот он отличный шанс.
— ну, что?— спросила Оки, которую долгое молчание стало порядком раздражать. Она повернулась, чтобы посмотреть на него и вновь наткнулась на пронзительный взгляд, от которого по телу побежали мурашки.
— только пообещай, что постараешься воспринять это спокойно,— вздохнул Кин, меняя положение из лежачего в сидячее.
— хорошо,— кивнула девушка, тоже привстав.
Кохара смущенно взъерошил волосы на затылке и опустил взгляд в пол. Его сердце заколотилось словно бешенное, а лицо непроизвольно залилось краской.
— тот человек, который мне нравится, это.. ты, Оки,— он запнулся на середине предложения, и под конец заговорил совсем тихо.
Снова наступило долгое тяжелое молчание, за все время которого он так и не смог поднять на девушку взгляд.
— ладно, забудь, что я только что сказал,— буркнул он, не дождавшись ответа, и свалился на бок, отвернувшись.
Теперь все волнение и небольшой страх отступили на задний план, оставив только разочарование. Зачем он признался? Она ничего не отвечает, значит не может принять его чувства. Зачем он испортил наконец-то сложившиеся дружеские отношения? Теперь, он наверняка ей противен.
— в смысле «забудь»?— прошипели сзади, и Кин получил не слабый подзатыльник.
Он удивленно обернулся, зацепившись взглядом за покрасневшие щеки Оки и быстро отведенный ею взгляд.
— я же обещала, что тоже скажу,— она сжала ладонями ткань своего легкого кимоно.— ты мне тоже нравишься.
Он несколько секунд просто тупо смотрел на нее, а потом на его лице расползлась довольная и радостная улыбка. Он снова сел, снова растрепал волосы на затылке и уже более уверенно взглянул на девушку.
— ну, ээ.. ты будешь со мной встречаться?— смущенно спросил он, и ему казалось, что все происходящее — просто сон.
— да,— прошептала Оки и слабо улыбнулась.
— к-круто,— сказал Кин, глупо улыбаясь.— ну, это, спокойной ночи тогда,— добавил он, ложась на спину.
Девушка выключила свет и тоже легла на футон, прикрыв ладонью глаза, и проговорила:
— ну ты и тормоз. Должен был меня поцеловать.
Кохара вздрогнул и, поднявшись на четвереньки, тихо подполз к лежащей Оки. Она лежала с открытыми глазами, выжидательно— подбадривающе глядя на него. Он склонился над ней, осторожно касаясь своими губами ее мягких губ, и быстро отпрянул, с невероятной скоростью вернувшись на свой футон.
— спокойной ночи,— прошептала Оки, радостно покосившись на смущенного Кина.

Утро наступило как-то очень быстро, а разбудила меня непонятная возня в коридоре. Я лежал в обнимку с Шимой, обвивая его всеми конечностями, а он уютно сопел мне в шею. С сожалением разомкнув свои объятия, я встал, быстро подвязал юкату и выглянул в коридор. На середине прохода случилась небольшая авария – непонятно как Рен, Сугино-сан и Кин столкнулись вместе и теперь, сидя в самых разных позах, выясняли отношения.
Я, хмыкнув, быстро проскользнул мимо них в свою комнату, прикрыв дверь. А на лестнице послышались чьи-то шаги.
— ах вы, развратники!— завопила бабуля.— что, хотели за Оки подглядывать?!
В коридоре стали быстро оправдываться, а мы с сонным Сайто переглянулись, весело улыбнувшись.
Дверь неожиданно отъехала в сторону, представив бабулиному взгляду нас, а нашему взгляду разъяренную ее.
— вы тоже?!— возмутилась она, и начала громко возмущаться, перебудив остальных.
Выглянула лохматая со сна голова Шимы, недовольно хмурящего брови, мрачное лицо Такасуги показалась тоже, и смеющаяся Оки выбежала в коридор.
— успокойся, бабуль, их это не интересует,— подмигнула она ей, беря под руку.
— так что же получается?— бабушка растерянно оглядела нас и неожиданно улыбнулась.— так чего же ты раньше не сказала?
Мы все облегченно вздохнули, расползаясь по своим комнатам. Ну, теперь хотя бы понятно, в кого Оки такая пошла.
Жаль, что сегодня мы уже покидаем источники. Но, кажется, во время каникул, мы обязательно еще вернемся сюда.

— Шима, а ты в курсе, что если продолжишь курить, то станешь импотентом?— невинно поинтересовался я, заставив его поперхнуться дымом.
— скорее, я умру от рака легких,— мрачно ответил он, выкидывая недокуренную сигарету.
— семпай, а у вас ноги волосатые,— проныл Рен, следуя самым последним.
— заткнись. У тебя, между прочим, тоже,— отозвался Рю, отвесив ему легкий удар по затылку.
— Сугино-сан..— тоже хотел что-то добавить Сайто, но его рот заткнули ладонью.
— молчи, мне даже страшно подумать, что про меня ты можешь сказать,— нервно дернулся мужчина.
Я взял Шиму за руку, заглянув в его спокойное лицо. Он легко улыбнулся, наклонившись ко мне, и легко целуя в висок.
Сейчас я ощущал себя самым счастливым человеком. Просто быть рядом с ним, касаться его, смотреть в его невероятно красивые синие глаза. Вспомнилась наша первая встреча, еще, когда он смотрел на меня с холодом и равнодушием. Странно, тогда я и подумать не мог, что полюблю этого хмурого хулигана. А теперь.. теперь я точно знаю, какова на вкус его любовь, и больше мне ничего не надо, кроме этого сладкого чувства.

@темы: слэш, от в.и.о. же, original

URL
   

нервный путь

главная