20:22 

v.i.o.shinigami
диавол
Автор: v.i.o.shinigami
Бета: сама себе бета на данный момент
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, POV, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Секс с несовершеннолетними
Размер: Макси
Кол-во частей: 30
Статус: закончен

Описание:
обычный японский старшеклассник, Ишикава Эйджи, однажды попадает в неприятности, из которых его вытаскивает главная гроза школы - прекрасный и опасный Хиираги Шима. мало того, так еще он - новый одноклассник Эйджи. ну как теперь в него не влюбиться?:З



глава 21.

— а девушек у тебя много было?— спросил Рен.
Он снова лежал на его диване, переключая каналы и жуя конфеты. Те самые конфеты, которые Рю оставил для Эйджи вместо леденцов.
Такасуги устало возвел глаза к потолку, мысленно спрашивая, за что ему это наказание, и ответил:
— смотря с чем сравнивать.
Рен подавился конфеткой, и долго не мог откашляться.
— так значит ты уже не..— он не договорил, но Рю и так все понял.
— нет, давно уже.
— вот же блин,— Куниуми покраснел, и обиженно надулся.— а я себя для тебя хранил все это время.
— ты.. чего?— Такасуги недоуменно смотрел на все больше краснеющего Рена.— ну ты..— «мудак» хотел добавить он, но не стал.
Рен уже два дня нагло оставался ночевать у него, даже не спрашивая согласия самого хозяина квартиры. Он съедал всю еду из холодильника, опять же, без спросу. Он задавал много вопросов и смотрел разные глупые фильмы. И Такасуги это не нравилось.
Рю любил одиночество и ценил тишину, а этот парень никак даже не даст дочитать этот идиотский мамин роман, которого осталось то всего три листа. Да и сам он ненавидел читать, что Рю, без сомнения, напрягало.
— тебе смешно надо мной, так ведь?— печально усмехнулся Рен.
— да,— на самом деле было не то, что смешно, было странно.
Странно то, что какой-то парень из прошлого заявляется в его жизнь, кричит о том, что любит его и о том, что даже девственность свою сохранил. Разве это не настораживает? Может он лжет?
— ну и смейся,— Рен отвернулся, задирая нос.— я ждал и буду ждать пока ты полюбишь меня.
— ты дурак или как?— Такасуги поднялся с дивана.— я сказал, что на парней внимания не обращаю.
Куниуми поднял голову, обжигая своим решительным взглядом:
— врешь,— тихо сказал он, пряча улыбку.— на меня уже обратил.
— да с чего ты вообще взял?— Рю нахмурился, ожидая ответа.
Но Рен молчал. Сидел, закрыв лицо волосами, и не отвечал на вопрос. Это просто бесило его. Это не могло не бесить.
— с чего ты взял?— повторил он, за подбородок поднимая голову Рена.
Но снова тишина, только эта уверенность в глазах. И это разжигало его злость все больше. Почему этот парень вызывает столько эмоций? Почему он заставляет его показывать их ему? Неужели он не понимает, что не стоит трогать то, что может взорваться в любой момент?
Хотелось что-нибудь сделать ему, чтобы он тоже не остался равнодушным. Разозлить, развеселить, заставить плакать.. наплевать. Но что он может сделать?
Такасуги дернул Рена на себя, стаскивая с дивана. Он стал слишком опасен для спокойствия Рю.
— убирайся отсюда,— велел он, толкая удивленного парня к входу.
Ведь он собирался не это сделать. Он хотел его поцеловать. Что за ерунда?
— я не уйду, семпай,— уперся Рен.
— я сказал тебе проваливать,— прошипел Такасуги.
— ты злишься на себя, не на меня,— неожиданно произнес Куниуми, и после этих слов наступила тишина.
«он прав. Но как он понял?»— Рю недоверчиво-удивленно и, одновременно с этим, зло посмотрел на парня.
— ты сам знаешь это. И поэтому я не уйду.
— придурок,— Такасуги развернулся, равнодушно договорив.— если твой труп найдется, то пусть они не предъявляют претензий. Я буду в состоянии аффекта.
— семпай сегодня так многословен и так эмоционален,— послышалось за его спиной.
Он снова разрешил ему остаться на ночь. Это будет в последний раз.

Рю лежал на спине, глядя в потолок и никак не мог уснуть. Рен спал в зале, на том самом облюбованным им диване. И именно он не давал ему уснуть. Вернее сказать, его слова, не шедшие из головы.
«я себя для тебя хранил все это время»..
Самое глупое, что можно было ему сказать. Хранить себя для кого-то, чтобы потом, возможно, разочароваться. И неужели не ясно, насколько опасны эти слова?
Такасуги был всегда добр и благодушен, но с появлением Рена что-то изменилось. Словно все перевернулось внутри, и теперь он только и мог, что злиться и огрызаться на всех. Словно бездомная дворняга, защищающая последнюю кость. А что защищал он? Свое спокойствие, свое одиночество или свое сердце?
За дверью послышался тихий шорох, и Рю прикрыл глаза. Дверь открылась, а в комнату прокрался Рен. Он на секунду замер, неуверенно присматриваясь к фигуре на кровати. Затем подкрался к кровати и остановился, не отрывая взгляда от лица Такасуги. Присел рядом на корточки, нерешительно протянув руку. И сразу отдернул, словно от огня.
Он просидел несколько минут, опустив голову и зарывшись пальцами в длинные волосы. все это время Рю наблюдал за ним из под приоткрытых ресниц. Что он хотел сделать? Стало любопытно, но он сдерживался, притворяясь спящим и ожидая продолжение. Но Рен встал и неслышно вышел из комнаты.
Теперь стало интереснее вдвойне.
Такасуги заерзал на кровати, но мысли о Рене после этого никуда не ушли. Если он и дальше будет преследовать его везде, это станет проблемой, в конце концов. Если он так хочет, то он даст ему хотя бы то, что в его силах. И он отвяжется, точно отвяжется.
Рю поднялся с кровати, медленно прошелся по комнате, и немного взволнованно ерошил волосы.
— он сам хотел этого,— решил Такасуги, направляясь в зал.
Рен лежал на животе, уткнувшись в подушку лицом и изредка всхлипывая. Его плечи тряслись, а руки судорожно сжимали края подушки.
— чего ревешь?— спросил Рю, а парень на диване вздрогнул.
— семпай? Я думал, ты спишь,— он поднял лицо, вытирая красные глаза. И, помолчав, добавил.— прости, я доставляю одни неприятности тебе.
— и ты понял это только сейчас?— как-то холодно спросил Такасуги, не отводя от заплаканного лица взгляд.
— я знал, что тебе не нравится со мной.. но что я мог поделать? Я люблю тебя, я хочу быть рядом с тобой. Но.. это очень больно,— по щекам Рена снова потекли слезы.
Рю подумал, что надо успокоить его. Но он не умел. Он не знал, что нужно делать в таких ситуациях.
Не думая о последствиях своих действий, он наклонился, впиваясь губами в губы Рена.
Удивленно распахнулись большие зеленые глаза, глядя на Рю с непониманием.
Такасуги сам себе удивлялся. Зачем он сделал именно то, о чем он сам потом будет жалеть? Но губы уже не хотели останавливаться, а язык скользнул в чужой рот. Рен не отвечал, наверное, потому, что еще прибывал в шоке.
Вдруг теплые руки легли на его грудь и с силой оттолкнули.
— семпай, ты с ума сошел?— заорал Рен, краснея и вжимаясь в спинку не разложенного дивана.
— а разве ты не этого хотел?— нахмурился Рю.
— ты о чем? Чтобы ты взял меня просто из чувства вины? Думаешь, я идиот?
— чувство вины?— Такасуги присел рядом, обхватывая голову руками.— наверное, ты прав. Ты так меня достал со своей любовью, что я просто почувствовал, что должен дать тебе хоть что-то.
— дать взамен своих чувств просто физическое удовлетворение?— Рен усмехнулся.— а знаешь, семпай, я ведь своими чувствами тебе тоже ничего не даю. Если ты хочешь, то возьми мое тело, только вот душа тебе не нужна..
— что за херня?— Рю снова почувствовал закипающую злость. На этот раз она точно направлена на этого парня, сейчас он точно злился на его слова.— почему ты готов взять и так просто позволить мне пользоваться своим телом?
— все ведь очень просто. Дать любимому человеку то, что можешь. В моем случае я могу дать только себя,— Рен помолчал, и добавил.— но.. даже мое тело тебя не интересует.
Эта грусть в его глазах сводила с ума. Это решительность в его словах ломала терпение. Ломала его самого.
— ты идиот,— прошипел Такасуги, толкая Рена на спину и нависая над ним.— ты сам меня вынудил это сделать, и не жалуйся потом.
Его руки уже снимали одежду с послушного парня. Рю наклонился к его животу, всего на секунду, вдыхая глубже легкий сладковатый запах его тела, касаясь кончиком языка мягкой нежной кожи. Он был теплым и податливым, словно живая игрушка, которая исполнит любое желание. И трудно было сказать, чтобы Такасуги не нравилась эта власть над ним.
Тихий протяжный стон заставил его приостановиться. Его пальцы снова прошлись по чувствительной коже бедра, а глаза жадно ловили каждое движение Рена. Он снова застонал, крепко жмурясь. По телу Рю прошлась непонятная дрожь от этого звука, от вида того, как парень под ним краснеет, приоткрывая глаза и глядя своими лихорадочно блестящими глазами.
Такасуги сам толком не помнил, когда успел возбудиться. Только вот он уже раздвигает ноги Рена, которые тут же обхватывают его поясницу, и приставляет свой член к маленькому колечку мышц.
— он не войдет,— с сомнением протянул Рю, но его головка медленно проникла внутрь.
Рен заткнул рот рукой, сдерживая вскрик. Член проникал все глубже, медленно, причиняя острую боль. Из глаз снова текли слезы, а с губ уже срывались не стоны, а крики.
В какой момент он прогнулся от поразившего тело удовольствия? Когда его крик боли превратился в стон наслаждения?
Движения стали быстрее, и боль уже отходила куда-то на задний план. Все внутри горело, а бедра сами двигались навстречу члену Рю.
Его тонкие пальцы впились в сильные плечи Рю, притягивая к себе, обнимая его, он кончил ему на живот, запрокидывая голову назад и подставляя шею под неожиданно ласковые поцелуи.

Они лежали в напряженной тишине, тяжело дыша и стараясь не смотреть друг другу в глаза.
Что они сделали? Рен не знал, жалеть ему об этом или радоваться? Он приподнялся, но боль внутри не давала ему нормально встать. Кое-как он слез с дивана, молча уходя в ванную.
Рю проводил его тяжелым взглядом и накрыл ладонью лицо. Ему вроде бы как раньше было все равно. Но только сожаление и сомнение внутри него разгорались все больше.
А так уж ли невозможно влюбиться в Рена?




глава 22.
* уф *

Когда он проснулся утром под звон будильника, то Рена уже не было. Он специально обошел всю квартиру, но надоедливого парня так и не нашел. Зато дверь в квартиру пусть и не была заперта, ну хоть захлопнута.
Рю сел на тот самый диван, прокручивая в голове события ночи. Он не мог поверить до сих пор, что, правда, сделал это с Реном.
Зачем? Что теперь он будет делать? Почему внутри теперь все переворачивается от одной лишь мысли о Рене?
— я идиот,— протянул Рю сквозь сжатые зубы и уперся лбом в подушку, хранящую его аромат.
Почему теперь ему больно об этом думать? Почему ему страшно представить, что Рен разочаруется в нем?

Он вышел из дома в то же самое время, как и обычно. Открывал дверь с замиранием сердца, ожидая увидеть знакомое лицо. Но в коридоре никого не было. То место, на котором его всегда ждал Рен, теперь пустовало.
Ему бы радоваться этому.
Но почему становится не по себе?
Путь до школы был непривычно тихим и спокойным. Мимо пробегали щебечущие девчонки в коротких школьных юбочках, вот только мысли Рю были заняты, увы, не ими. А одним единственным «кохаем». Ничего удивительного, что он ушел после того, как Такасуги воспользовался его телом. Он бы на его месте тоже, наверное, ушел. Ему же было больно, он плакал и кричал от боли, но одновременно с этим так сладко стонал.. И Рю..
Рю понравилось. Как бы он не отрицал это сам про себя, но все же проскальзывала эта подлая мыслишка. А кому бы ни понравилось, когда под ним так громко стонут, обхватывая ногами и цепляясь скользящими по коже ладонями.
Моменты вчерашней ночи так живо предстали в его памяти, что Такасуги почувствовал знакомый жар внизу живота. Еще не хватало возбуждаться от одних только воспоминаний посреди улицы! Это все Рен виноват, это все из-за него.
— о, Рю? Ты один?— к нему уже направлялись Шима и Эйджи со стороны станции.
— да, наконец-то,— отозвался он, перекидывая сумку на другое плечо.
— теперь Рен не будет с нами?— расстроился Ишикава.
Они и не особо общались, но со временем между ними возникла какая-то симпатия, что ужасно нервировало Шиму. Хотя, если подумать, Хиираги вообще всегда бесился, стоит только кому-то подойти к Эйджи ближе, чем на три метра. Он жуткий собственник, и обожает держать все под своим контролем. А Ишикаве это, похоже, не очень то и не нравится..
— ты можешь его позвать, если захочешь,— великодушно разрешил Шима, борясь со своим эгоизмом и чувством собственности.
Это противоборство прямо таки было написано на его лице, что не могло не позабавить Такасуги. Все-таки он действительно любит Эйджи, поэтому ему тяжело его с кем-то делить. А Эйджи, кажется, успешно этим пользуется, судя по его довольному лицу.
— все же странно, что Рен отстал от тебя,— сказал он, незаметно касаясь теплой руки Шимы.
— почему?— удивленно приподнял брови Рю.
— он говорил, что будет добиваться своего до самого конца. Или пока ты сам не дашь ему понять, что тебя это вообще ни в коей мере не интересует.
До самого конца? Рю усмехнулся. Не вытерпел парень, сбежал. Или.. этой ночью он сам дал ему понять, что его чувства не имеют для него никакого значения?
Такасуги двинул себя по лбу, наконец, расставив все по местам.
Рен понял безнадежность ситуации.
А Рю понял, что для него она вовсе не безнадежная..

Он снова прогуливал на крыше в гордом одиночестве, листая шуршащие страницы, с удовольствием погружаясь в очередной рассказ. Не было сейчас никого, кто нарушал бы его спокойствия, кто мешал бы ему вникать в прочитанное, кто весело улыбался бы ему, смотря на него с невыносимой нежностью..
Рю фыркнул своим мыслям, перебираясь в тенек от палящего солнца. Теперь он сидел с другой стороны от выхода, и увидеть его было бы сложно. И, кстати, удачно так сел.
Неожиданно дверь на крышу скрипнула, и Такасуги услышал два женских голоса.
— а здесь точно никого нет?
— да видишь же, пусто. Рассказывай быстрее,— поторопили первую.
Та и не особо сопротивлялась, видимо ей самой не терпелось что-то рассказать:
— мы вчера с Ёсито ходили на свидание,— быстро затараторила она.— сначала в кино, потом он пригласил меня к себе.
— ты согласилась?
— ну конечно! Дома у него никого не было..
— вот это да! И что он?
— он поцеловал меня. это было так приятно!
— и это все?
— нет, не торопи меня. потом он залез руками мне под кофточку.
Рю напрягся. Девушки его не заметили, разговор зашел в волнительную тему и принял опасный для него оборот. Но очень хотелось, наконец, узнать, о чем говорят девчонки.
— ого!
— он гладил меня прямо тут, а потом тут, и еще.. вот тут..— понизила голос первая, показывая те самые места.
— ничего себе!..
— затем его рука залезла мне под юбку, но я не сопротивлялась. Знаешь, меня охватило такое странное чувство, что я просто не могла не довериться ему.
— а потом то что?
— мы занялись с ним этим! Сначала было больно и неприятно, но потом так чудесно! Я была самой счастливой в тот момент. Кажется, я поняла, что люблю Ёсито еще сильнее!
— а он?
— он признался мне. Но после вчерашнего мне очень стыдно показываться ему на глаза.. вдруг ему не понравилось?
— да как можно?! Наверняка, ты ошибаешься! Я уверена, что у вас все будет отлично.
— ах, спасибо Акеми! А как у тебя обстоят дела? Ты уже призналась этому вашему новичку? Куниуми Рен, так ведь?..

Рю дорогу до дома помнил слабо, словно все было во сне. Он думал, много думал о том разговоре девчонок на крыше. И все больше замедлял шаг.
Признаться Рену? Ну, конечно, он же такой красивый. Наверное, она уже не первая. Ну конечно, не первая!
«— да.. но он отверг меня..
— почему? Он сказал?
— да, сказал, что у него есть человек, которого он сильно любит. Повезло той, в которую он влюбился..»
Такасуги ни секунды не сомневался, что тот «любимый человек» — это он.
Внутри все сжалось от неизвестного ему чувства, а сердце сделало сальто. Он понял, что необходимо поговорить с Реном, ведь это его вина. Он виноват в этом чувстве, овладевшим им полностью. Внезапном, немного пугающем, немного делавшим его по-глупому счастливым.
Что это? Не похоже на обычную симпатию..
После этой ночи Такасуги стал совсем другим. Он сам не понимал, что происходит с ним. А причиной того был Рен. Этот глупый мальчишка, плакса из прошлого, твердящий о любви и верности. Как такое вообще могло с ним произойти?
Но, как не странно, Рю прошел мимо своей двери, направившись в другой конец коридора. Он дошел до последней двери, на которой висела табличка «Куниуми», постоял немного, тупо попялившись на нее, и все же нажал на звонок. За дверью ничего слышно не было, но он нажал еще раз. Потом еще раз. И еще.
Теперь он понял, что за ужасное чувство испытывал Рен, когда он не открывал ему дверь.
— да кто там?— наконец послышался недовольный знакомый голос и дверь приоткрылась.
За ней стоял сонный Рен, закутанный в одеяло, потирающий глаза и хмуро уставившийся на Рю.
— поговорить надо,— коротко бросил Такасуги, пытаясь зайти, но дверь перед ним захлопнулась.
— иди, поговори с кем-нибудь другим,— отозвались из-за двери.
— открой, придурок,— вздохнул Рю, прислоняясь на стену рядом с дверью.
— семпай, мне твои извинения никак не нужны..
— да кто тут извиняться должен, так это ты.
— это еще с чего?
— откроешь дверь и узнаешь,— слабо улыбнулся Такасуги.
В образовавшейся маленькой щелочке показалось заинтересованное лицо Рена. Рю медлить не стал, сразу распахнул дверь и, зайдя в квартиру, он захлопнул за ее собой, прижав парня к стене. От неожиданности одеяло сползло, представляя его глазам красные засосы на шее.
— с-семпай?— немного испуганно позвал его Рен.
— скажи, почему ты влюбился в парня?— тихо спросил Рю, обнимая его и прижимаясь лбом к его плечу.
— что за дурацкий вопрос? Я влюбился не просто в парня, а в тебя.
— почему?
— разве нужны причины для любви, а, семпай?
— тогда почему ты ушел сегодня?— снова прошептал Такасуги.
Рен неуверенно вцепился пальцами в его рубашку. Щеки уже давно горели румянцем, а голос только начал дрожать.
— ты ведь сам этого хотел. Ты ясно дал мне понять, что тебя ничто во мне не интересует.
— ты, придурок, с чего решил?— выдохнул ему на ухо Такасуги.
Но и ответить он Рену не дал, быстро заткнув его поцелуем. Его сердце уже не билось ровно, как раньше. Оно сделало это долбанное «тудум» перед поцелуем, как в идиотской девчачьей манге.
Но кто знал, что этому глупому мальчишке из прошлого удастся все-таки его влюбить в себя?..



глава 23. ты ни в чем не виноват..

Сугино Тоору был обычным мужчиной двадцати пяти лет. Он был высок, красив, умен и достаточно успешен. Но, даже не смотря на все эти факторы, в Сугино был один большой-пребольшой минус – он был геем. У мужчин такого типа, как он, есть всегда стандартный набор: работа, друзья, семья и любовница. У него же всегда была лишь работа. Иногда появлялись друзья и любовники, про которых он забывал почти сразу.
Таким вот он был замкнутым человеком. Но при всем желании плохим его тоже не назовешь. Сугино добр, всегда приветлив и вежлив. И разозлить его практически невозможно.
— твою мать, Казуто! Я не могу дать денег на этот номер больше! Он не разойдется, и типография тебе, а заодно, и мне это еще припомнит. Нет. Нет! Президент и так в ярости от твоих запросов,— орал молодой мужчина в трубку, гневно сверкая темно-серыми глазами, даже черные волосы растрепались оттого, что он активно махал головой.— когда понадобится, нет, если понадобится, мы еще поговорим о дополнительном тираже! А сейчас я сказал свое твердое «нет». От моего отдела денег не жди!
Директор финансового отдела быстро нажал на красную кнопку, захлопнув крышку телефона. Чертов редактор его уже достал со своими заоблачными запросами.
— сколько можно? Ни один из его прогнозов так и не сбылся,— бубнил мужчина, быстро шагая по оживленной улице.— даже во время перерыва не отстанет.
В кармане брюк снова запиликал телефон, говоря своему хозяину о пришедшей смс.
«Тоору чертов скупердяй, снова зажал денег на увеличенный тираж. Его надо выгнать из финансового отдела!»— смска была послана явно не тому человеку, но Сугино коварно усмехнулся.
«полностью с тобой согласен!»— набрал он, и нажал на кнопку отправления.
Не успел он снова убрать телефон в карман, как кто-то налетел на него, чуть не сбив с ног. Телефон благополучно совершил непродолжительный полет, каким-то чудом ударив налетчика по голове, и приземлившись на асфальт.
— больно..— прошипел незнакомец, потирая ушибленную макушку.— простите,— он тут же согнулся в поклоне, удерживая на плече рюкзак.
Это был старшеклассник. Форму, одетую на нем, Сугино уже где-то видел. Совсем недавно, надо сказать.
Паренек поднял его телефон, тряхнув пепельными волосами и с сожалением посмотрев светлыми серыми глазами на поцарапанную панель.
— он поцарапался, простите,— он протянул ему вещь, поднимая лицо.
Тоору напряженно вглядывался в него несколько секунд, прежде чем ответить:
— а мы с тобой нигде не встречались?
Парень тоже внимательно осмотрел мужчину, нахмурясь и вспоминая что-то. На одно короткое мгновение его глаза расширились, а сам он отшатнулся.
— н-нет,— замотал он головой, отступая.— извините еще раз.
Убегающий от него странно знакомый парень в форме старшеклассника с красивыми светлыми глазами казался подозрительным. Они точно встречались уже.
Ночной парк и пьяный старшеклассник всплыли в памяти не сразу. Ну, конечно, у того волосы были другого цвета. И все же..
Сугино незамедлительно последовал за ним, забив на короткий перерыв. Директор отдела финансов он, или кто? Опоздает немного – переживут уж.
Парень погони не заметил, и через пару улиц снова подстроился под нормальный шаг прохожих. Он пригладил взъерошенные волосы, дернул рубашку и, поправив галстук, не спеша двинулся вперед. Сугино шел прямо за его спиной, чему-то довольно улыбаясь. То ли тому, что парень его так и не заметил, то ли тому, что наконец-то вновь встретил его.
С их последней встречи Тоору сильно переживал за него, но нагрянуть в гости не решился. Мальчишка был пьян, намекал на то, что его и в задницу даже поимели. А теперь он еще и стрижку сменил, покрасился и с ним говорить не захотел.
Телефон настойчиво зазвонил, на дисплее отобразилось имя секретарши.
— господин Сугино, ну вы где? Все уже собрались и вас ждут,— прошипела она в трубку.— или вы СНОВА забыли?
— ой-ой, я сейчас буду,— Тоору криво улыбнулся что-то злобно орущему телефону и сбросил.
А он и забыл про очередной сбор редакторов и директоров. Уж кому, а ему-то опаздывать ну никак нельзя было. Но и паренька упускать из вида не хотелось.
Он схватил его за локоть, нагло потащив за собой.
— эй, ты чего делаешь?— возмущенно заорал тот, но отцепить от себя чужую руку не смог.
— сейчас зайдем кое-куда, а потом я угощу тебя мороженым,— мило улыбнулся Сугино.— а теперь напомни-ка мне, как тебя зовут?
— зачем мне вообще с тобой куда-то идти, Сугино-сан? Сайто меня зовут,— но вырываться он перестал, послушно следуя за мужчиной.
Он, хоть и плохо его знал, но доверял ему. Особенно после того, как он в их первую встречу отвез Сайто домой, напившегося и что-то недовольно отвечающего на каждое его слово.
Кайоши взглянул на спину мужчины, словно оценивая его.
«он клевый»— наконец решил Сайто, улыбнувшись своей мысли.

— аа, господин Сугино, вы меня скоро в могилу сведете! Это же не вам выслушивать нытье этих нудных старикашек,— пожаловалась молодая девушка, подбегая к Тоору.
— давно они собрались?— по-деловому осведомился он, потуже затягивая галстук.
— ждут минут двадцать уже,— ответила девушка, вручая ему какую-то папку, и заметила за его спиной старшеклассника.— младший брат?
— э, нет, я же единственный ребенок. А это.. это..— Тоору растерянно огляделся, хмурясь.— о, он просто послушать пришел.
Сугино схватил Сайто и потащил в соседний кабинет.
— послушать?— не поняла девушка, хлопнув ресницами.
В кабинете стоял длинный стол, за которым расселись мужчины и пара женщин разных возрастов. Все они были одеты в костюмы, важно пролистывали какие-то документы, просто переговариваясь и неустанно кого-то обругивая.
— о, Сугино, я думал тебя дьявол наконец-то в ад забрал,— растрепанный мужчина подлетел к ним, чуть ли не выбив пальцем глаз Тоору.
— а, Казуто, а ты разве еще не помер среди своих бумажек?— скривившись, спросил он.
Сайто на мгновение показалось, что они как два разъяренных козла упрутся друг в друга лбами, гневно сверля один другого взглядами.
— ладно, мы все же дождались нашего финансового директора и можем приступить, когда он ответит на один вопрос: что это за малыш у двери?— поинтересовался немолодой мужчина с седеющими волосами и огромной сигарой в зубах.
Сайто передернуло от его слов. Знал бы он сам, что тут делает.
— этот старшеклассник — младший брат моего друга. Он собирается поступать в лингвистический, и заняться выпуском книг. Ну а я предложил ввести его в курс дела,— Сугино заулыбался, подталкивая Сайто к стулу в углу.
— о, раз так, то ему крупно повезло,— мужчина раскатисто засмеялся.— уж если ты решил взяться за него, то он не пропадет. Знай, парень, наш Тоору поможет тебе в продвижении твоей карьеры.
Все вокруг согласно закивали и разговоры снова возобновились. Теперь того, кого они усиленно пару минут назад обкладывали не самыми лучшими словами, восхваляли как Перуна. Причем, причем тут Перун никто не знал.
— да правда что ли?— недовольно буркнул Сайто, отворачиваясь к окну. Даже с десятого этажа было видно лишь соседние высотки и дорогу внизу.
— что, теперь все готовы?— спросил тот мужчина с сигарой.— тогда начинает, как обычно, главный редактор.
Дальше шли неинтересные разговоры о книгах и журналах, о рейтинге, продаже и выпуске. А вот когда дело коснулось о готовившихся выпусках, все разом оживились, включая и Сайто.
— я не дам ему наделать глупостей,— заявил Тоору, указав пальцем на того самого растрепанного Казуто.— не более семи тысяч, и это последнее слово!
— да ты смеешься! Всего семь? Да даже пятнадцать будет мало!— горячо возразил тот, подпрыгивая на стуле.
— мы не собираемся выкидывать деньги на твои провальные журнальчики!— сухо сказал Сугино, сложив руки на груди.
— типография поддерживает господина Сугино,— влез тихий мужчина в странном бело-сине-желтом галстуке.
— наш отдел тоже,— высказалась девушка в строгих очках и с пучком на голове, напомнившая Сайто их учительницу английского.
— мы тоже согласны со словами Сугино,— объявил толстый мужичок, постоянно вытирающий свой лоб, и пытающийся вытереть лоб своего соседа. Сосед не обращал на него внимания, лишь изредка отталкивая тянущуюся к нему руку со сжатым платком.
— значит, решено!— подытожил мужчина с сигарой.— семь тысяч экземпляров. Что насчет остального?
— согласен со всеми,— задумчиво отозвался Тоору, просматривая очередные листы.— все будет отправлено в типографию.
— хорошо, на сегодня закончим.
Все с облегчением поднялись со своих мест, измученно улыбаясь друг другу.
— Сугино такой молодец, если бы не он, то просидели бы тут еще пару часов.
— точно. Пусть он еще молод, но хорошо справляется со своей работой,— краем уха слышал Сайто.
Парень с каждой секундой все больше убеждался в крутизне своего нового знакомого.
— ну что, работа на сегодня окончена,— расплылся в улыбке Тоору.— пойдем, я же обещал, что угощу.
— да, Сугино-сан, после того, что я тут вынес, вы просто обязаны меня угостить,— протянул Сайто, тоже покидая свой стул.

Тоору и правда потащил его в дорогущее кафе, заказал самое вкусное парфе и с умилением наблюдал то, как Сайто осторожно пробует холодные сливки. В самой середине объемной чашки гордо возвышалась шоколадная трубочка с такой же шоколадной пандой. Кайоши смотрел на нее с детским любопытством и капелькой восторга.
— ах, разве не прелесть,— вздохнул с умиротворенным лицом Сугино, и о чем именно он говорил было непонятно.
Такого хорошенького милого мальчика, как Сайто отпускать не хотелось. А хотелось вечно смотреть на его довольное лицо.
— вкусно,— прикрыв глаза, Кайоши улыбнулся.— спасибо, Сугино-сан.
— да не за что. Если еще захочешь, то просто скажи.
— о, правда,— Сайто с подозрением покосился на мужчину.— но вы ведь не просто пригласили меня мороженое поесть?
— с чего ты взял?— искренне удивился Тоору.— я беспокоился за тебя, поэтому сейчас рад сделать тебе хоть что-то приятное.
Сайто рассеяно улыбнулся, потому что в голове у него крутились очень странные мысли. «он хоть и взрослый, но такой милый. Красивый и добрый, удивительно. Беспокоится за меня?»
— удивительно,— шепнул Сайто себе под нос и весело посмотрел на Сугино.— вот был бы я девчонкой, то предложил жениться на мне,— засмеялся он, а Тоору дернулся, слабо улыбнувшись.
— не все так просто, Сайто,— он положил ему на голову руку, растрепав волосы.— но, когда вырастешь, поймешь, я думаю.
— то есть, у вас все же нет жены, Сугино-сан?— спросил парень, не отрывая взгляда от своего парфе.
— нет,— кивнул Тоору.
Это известие почему-то даже немного обрадовало Сайто. Почему? Потому что не хотелось, что бы такой мужчина попал в коварные лапы какой-нибудь бабы? Или потому, что он не будет сейчас спешить домой, а еще дольше пробудет с ним?
— кстати, а твои родители тебе ничего не сделали в тот раз?
— нет. Отца дома не было, а мама у меня добрая,— ответил Сайто. И через недолгое молчание сам задал вопрос.— но вы ведь не это хотели знать, правда? Вы хотели спросить, что случилось в тот день.
Сугино виновато опустил голову под пристальным взглядом Кайоши.
— ты не обязан рассказывать это мне, незнакомому человеку. Я просто переживаю, все ли у тебя теперь в порядке,— осторожно сказал мужчина.
Сайто продолжал на него смотреть, удивляясь все больше и больше мысли о том, что ему-то и хочется рассказать все. Он взрослый, он обязательно все поймет.
— я никому не рассказывал о том случае,— начал парень, ковыряясь в своем мороженом и откидываясь на спинку диванчика.— и вы будете третьим человеком, знающим этот секрет. В тот день все было как обычно – школа, друзья и все такое. После уроков я с одной девушкой пошел в кино..
Сайто говорил не торопясь, тихо, но так, что бы мужчина, сидящий рядом, его слышал. Он словно заново переживал тот день, те эмоции, чувства, которые он испытывал тогда, приходили теперь. Удивление, радость, страх, паника, боль и снова боль. К концу рассказа он сам плохо понимал, почему все вокруг расплывается, почему Сугино неожиданно обнял его, ласково и успокаивающе гладя по волосам, почему теперь между словами он всхлипывает. Но продолжает говорить.
— хватит,— прервал его Тоору, когда Сайто дрожащими руками уцепился за его плечи.
— он оставил меня на полу,— тем не менее продолжил он, после короткой паузы.— он сказал, что я виноват в этом. Я сам во всем был виноват..
Кайоши трясло, как в тот день, душило слезами, и снова его успокаивал Сугино.
— тихо,— он осторожно отодвинул парня от себя, заглядывая ему в лицо.— запомни, ты ни в чем не виноват.
Сайто долго смотрел в его темно-серые глаза, медленно приходя в себя. Взгляд Тоору был серьезен, хотя проскальзывал то испуг, то холод, то странная решительность. Кайоши нравились эти глаза. Кайоши нравилось, что Сугино заботится о нем. Даже все плохое отошло на задний план. Он поспешно вытер лицо, внезапно схватив мужчину за галстук, и притянул к себе. Быстро коснулся его губ своими и отодвинулся, как ни в чем не бывало.
— это.. что было?— пораженно спросил Сугино, во все глаза, глядя на него.
— ты тако-ой классный Сугино-сан! Ты мне нравишься. Давай встречаться?
— ч..чт..ЧТО?— завопил Тоору, вскакивая со своего стула и удивленно осматривая улыбающееся лицо Сайто.
Если бы Сугино Тоору знал, что все обернется этим странным предложением, то.. он, наверное, все равно ничего бы не стал менять. :DD



глава 24.

В просторном кабинете с огромным столом, заваленным бумагами, на удобном кресле расселся Тоору. Он что-то терпеливо выслушивал по телефону, закрыв глаза, но дергавшаяся бровь выдавала его эмоции.
— КАЗУТО!— не выдержав, заорал он, так, что люди, находившиеся в коридоре за дверью, нервно шарахнулись от нее.— не прошло еще и двух дней! Какой, какой мать твою, дополнительный тираж? Еще и четверти прошлого не продали, зачем еще несколько тысяч мусора?— в трубке что-то провопили.— да я лучше дам денег на дополнительный выпуск журналов готик лолит, чем на эту твою хрень! Деньги на ветер это называется!
В дверь неуверенно постучались.
— чего еще?— недовольно спросил Тоору, убирая телефон от уха.
В кабинет заглянула секретарь, улыбнулась самой очаровательной улыбкой, и произнесла:
— пришли редакторы из отдела литературы уточнить вопрос о количестве книг на следующую неделю.
— пусть завтра приходят,— отмахнулся он, а девушка упорхнула к нервничающим редакторам. Поднеся телефон обратно, Сугино понял, что Казуто все это время что-то непрерывно говорил.— вот пусть и говорит сам с собой,— мстительно ухмыльнулся он, сбрасывая звонок.
Вновь вернувшегося к подписи документов директора отвлек очередной стук в дверь.
— ну?
— из отдела яойной манги,— все так же улыбалась секретарша.— хотят обсудить..
— все завтра,— махнул рукой Тоору, опять приступая к бумагам.
Через пять минут знакомый стук, действующий на нервы.
— что опять?
— господин Казуто насчет дополнительного тиража на его дебильный журнал,— и неизменная улыбка.
— прогони его нафиг отсюда!
— не уходит.
— а обряд изгнания провела?
— свечи и чертополох дома забыла,— мило ответила девушка.
— тогда просто не пускай или вызови охрану,— устало предложил Тоору, кинув ручку на стол.— а лучше врачей из психушки.
— как скажете, господин Сугино.
Девушка выскользнула за дверь, и снаружи донесся гневный мужской вопль:
— Тоору чертов идиот!— и все затихло.
Несколько минут просидев без дела в полной тишине и покое, он только собрался вновь взяться за работу, как.. в дверь постучали.
— грр,— прорычал Тоору, выходя из-за стола и направившись к выходу из кабинета, готовый убить любого.— кого там черти принесли?
Но.. за дверью стоял немного неуверенно оглядывающийся старшеклассник.
— Сайто?— удивленно спросил мужчина.
— Сугино-сан?— в тон ему ответил Кайоши, видимо, решив развлечься.
— ты что здесь делаешь?
— а вы?
— я работаю тут! Ты чего пришел?
Сказать что он был рад его видеть – не сказать ничего. После того вечера в кафе они больше не виделись. Тоору все не мог понять, шутил тогда Сайто или нет, но ответ он ему все же дал. Свое нетвердое «да» он пробормотал себе под нос. Почему он ответил именно это, он как-то и сам не знал, просто этот мальчишка тоже ему понравился.
— мы не виделись с вами уже почти неделю, я же соскучился. Номера вашего у меня нет, и я сам пришел. Вот,— Сайто проскользнул в кабинет, располагаясь на небольшом диванчике в углу.
— хорошо. Ну, тогда может, сходим куда-нибудь, когда я освобожусь?— Тоору вновь уселся за стол, не глядя, ставя размашистые росписи.
Кайоши улыбнулся ему, забавляясь над его почти незаметной растерянностью. Сугино ему действительно нравился, такой взрослый и успешный, полностью отличный от семпая. Кстати, со дня их последней встречи прошло немного больше двух недель, но, как не странно, Сайто быстро оправился от пережитого потрясения. Он сам не знал, что стало причиной этого – новый знакомый, о котором он думал днями напролет, или то, что он когда-то любил семпая, а может и то, что он словно сам поменялся, как будто запер свое прошлое, и начал все заново. Он отбросил все стеснение, которое всегда преследовало его на людях, вновь стал проводить кучу времени с друзьями, и ему захотелось немного любви. Таких отношений, которые бы не были похожи ни на одни из тех, что у него уже были. И Сугино появился так кстати.
Сайто сам понимал, что нравится ему, но все же положительного ответа тогда не ожидал. Он ляпнул о своем отношении к нему не подумав, и получил такое же необдуманное признание. Случайность, ошибка. Старшеклассник и молодой мужчина, у которых разница в возрасте около десяти лет. Как такое возможно? Но Сайто было интересно, что может из этого получиться. Может ли эта симпатия перерасти во что-то большее, или затухнет быстрее?
Кайоши так же казалось, что на данном этапе он от Сугино не получит ничего большего, чем сладости и прогулки по паркам развлечений. Конечно, он же взрослый и рассудительный, он к нему и пальцем не притронется. А вот Сайто думал иначе. После того злополучного дня, когда он стал жертвой этого чертового насильника-семпая, после тех бутылок спиртного, после пьяных мыслей о себе, об окружающих, о жизни, он словно поднялся на новый уровень, неожиданно повзрослел. Он не боялся близких отношений, тем более уже тогда он не был девственником, и даже начал понимать, что на физической близости, и построены любые отношения.
Короче, Сайто был бы и не против с красивым и молодым Сугино. Но тот, скорее всего, думал совершенно по-другому.
— все, остальное оставлю на завтра,— Тоору бросил взгляд на часы.
Времени оставалось еще полно, и можно было никуда не спешить.
— Сугино-сан, если вы устали, то можно сразу поехать домой,— пропел Сайто, подходя к нему ближе. Сейчас он чувствовал себя охотником, старающимся не спугнуть жертву, но жертва все же была не так проста.
— если хочешь, я отвезу тебя. Но я рассчитывал еще провести с тобой больше времени,— жертва оказалась совершенно недогадлива.
— но, Сугино-сан, мне завтра не надо в школу. Я хотел остаться у вас,— милая улыбка и большие наивные глаза.
— э, но твои родители..
— но я уже достаточно взрослый.
— но..
— но?— переспросил Сайто, и сейчас его улыбка полностью была идентична улыбке Оки.
— ладно, если твои родители не против, то можешь остаться у меня.
«попался!»— мысленно завопил обрадованный парень, быстрее доставая телефон и роясь в книжке контактов.
— алло? Мам, я сегодня у друга переночую. Нет, не знаешь. Попросил с докладом помочь. Ага, одноклассник мой. Хорошо, я завтра позвоню если что, пока,— Сайто быстро нажал на сброс и незаметно бросил на Сугино удовлетворенный взгляд.— родители разрешили.
— неужели все дети сейчас так нагло врут своим родителям?— покачал головой мужчина, поднимаясь с кресла.

— ух ты, господин Сугино, это ваш младший братик? Какой он хорошенький,— защебетали девушки из отдела манги, зачем-то щупая Сайто.
— нет, нет. Это брат друга, он.. хватит его трогать,— Тоору нахмурился, но его игнорировали.— я сказал лапать хватит!
Он злобным взглядом одарил замолчавших девиц, у которых из-под носа выхватили милого старшеклассника.
— спасибо, Сугино-сан,— сказал Сайто, стоило им зайти в лифт.— мне показалось, словно я кусок мяса на прилавке, который тщательно осматривают.
— да не за что,— отозвался Тоору, выбирая кнопку подземного этажа.— это теперь моя обязанность – хранить и защищать тебя.
Двери раскрылись, и они вышли на стоянку. Сугино уверенно пошел куда-то в самую глубь машин, лавируя между ними, а Сайто старался просто не отставать от него. Небольшая черная машина, дорогущая на вид, была ему уже знакома. Привычно усевшись на переднее сидение и пристегнувшись, Кайоши вопросительно посмотрел на мужчину:
— сразу домой?— с какой-то надеждой спросил он.
— не, у меня дома есть нечего,— пробормотал Сугино, поворачивая ключ.— сейчас заедем поужинать куда-нибудь.
Ехали они недолго, да и ехать вообще было необязательно. В этом районе города было много офисов, а, следовательно, и разнообразных кафе и ресторанов. Сайто неохотно вылез из машины, и Тоору, взяв его за руку, повел к очередному ресторанчику сквозь людскую толпу. Парень постоянно с кем-то сталкивался, кого-то задевал и не успевал за быстрым шагом Сугино. Неожиданно на него кто-то налетел, чуть не сбив с ног. Сайто отшатнулся, дернув Тоору за руку, и посмотрел на того человека.
— простите,— бросил тот, посмотрев на парня, и замер.
Сайто сам не верил глазам. Встретить его так внезапно, в таком месте.
— Т-тогава-се..мпай?— неверяще прошептал он, отшатываясь и крепче сжимая ладонь Сугино. Впрочем, таких подробностей семпай не видел.
— Кайоши? Это действительно ты?— непонятно, обрадовался Тогава или разозлился, но он схватил его за свободную руку, пытаясь увести с собой.
— я что-то не понял,— подал, наконец, свой голос Тоору, грозно надвигаясь на не заметившего его семпая и удерживая Сайто за вторую руку.— тут вообще что происходит?
— Сугино-сан, это мой семпай..— тихо сказал парень, ровно настолько, чтобы только мужчина его услышал.
— понятно,— опасно прищурившись прошипел Тоору, хватая того самого семпая за шкирку и таща за собой в какую-то пустую подворотню. Сайто пошел за ними.
— ты кто еще та?..— договорить семпаю не дали.
Быстрый и точный удар пришелся прямо в челюсть. Тогава взвыл, хватаясь за больное место, а с уголка губы потекла маленькая струйка крови.
— я парень Сайто. Запомни это хорошенько, ублюдок,— прорычал Сугино, вновь направив кулак в семпая, на этот раз в живот.
Тот согнулся, судорожно кашля, и сползая по стене. А Тоору остановился, глядя на него холодными темными глазами.
— еще раз приблизишься к нему – убью. Все понял?— в его голосе была слышна сталь.
— да..— простонал семпай, получив чувствительный пинок под ребра.
Сайто стоял в стороне, с отрешенностью наблюдая за происходящим. Сейчас ему уже стало все равно на семпая, ему было наплевать на то, что Сугино избивает его. Он думал лишь о том, что его парень только и делает, что заботится о нем. Он так искренне переживает, но ничего не просит взамен. Но Сайто знал, что он может дать Сугино в качестве благодарности.
И уже не мог дождаться, когда же наступит подходящее время, чтобы отблагодарить его.
— Сугино-сан такой крутой,— пропел Кайоши, когда мужчина подошел к нему ближе.— мне так повезло, что у меня есть ты!
И, обхватив руками его шею, притянул к себе, нежно целуя. Его губы коснулись приоткрыты губ Тоору, а язык быстро скользнул внутрь его рта.
— ты чего делаешь? Мы же на улице,— Сугино осторожно отодвинул от себя парня, оглядываясь, не заметил ли кто.
— наш первый полноценный поцелуй,— улыбнулся Сайто, и вместе с легким румянцем это смотрелось очень мило.
В этот момент Тоору почувствовал себя никем иным, как самым настоящим педофилом



глава 25.

Они сидели перед телевизором, смотря какую-то скучную программу, и напряженно молчали. Точнее, так казалось Тоору. Сайто же постоянно бросал на него игривые взгляды, потягиваясь и пытаясь подсесть ближе, но Сугино неизменно отсаживался подальше.
Тоору казалась эта ситуация неправильной. Потому что ему нравились взгляды парня на него, ему нравилось, как выгибалось его стройное тело. Как старшеклассник может быть настолько соблазнительным? Сколько ему сейчас лет – шестнадцать? Или семнадцать? Он же еще несовершеннолетний, как он вообще может думать о подобных вещах с ребенком? Но с каким ребенком!
«нет, просто не думай об этом»— уговаривал себя Сугино.
Сказывалось четырехнедельное воздержание. Причем воздержание это было не по его прихоти. Просто все его старые любовники резко отказались ему давать. И почему вдруг? С чего бы это? А тут откуда не возьмись появился озабоченный подросток, один вид которого мог просто свести с ума.
Тоору сидел уже на самом краю длинного дивана, и понимал, что от надвигающегося на него Сайто деваться больше некуда. И хотелось ли ему от него куда-то деваться?
Но это же еще школьник. Это статья! Точно, его могут посадить. Эта мысль мигом отрезвила его.
— Сайто, а ты ведь еще несовершеннолетний?— опасливо, но все же с затаенной надеждой спросил Тоору.
— и что?— буркнул Кайоши себе под нос.
— да нет.. ничего,— вздохнул Сугино.
Так, стоп! Это почему это он вдруг расстраивается из-за этого? Если он воспользуется Сайто, то будет ничем не лучше того семпая. К тому же, вероятнее всего, парень еще не оправился от изнасилования. Ну, конечно, ему, наверное, будет неприятно, если Тоору вдруг начнет лапать его.
Но он здоровый мужчина, и находиться рядом с таким соблазнительным и красивым подростком было невыносимо. Какое же у него заманчивое тело, какие выразительные светлые глаза, чувственные губы, нежная и мягкая кожа..
Сугино подобрал слюни, и помотал головой, выбрасывая пошлые мысли из головы. Вот именно, он же уже мужчина, он сможет удержать себя в руках. Даже сам Тоору понимал, что ведет сейчас себя как типичный подросток, у которого играют гормоны, и которому просто необходим секс. Обычно он был решительным, без колебания он брал именно то, что ему нравилось, а не просто глазел. Но именно сейчас ситуация ему просто не позволяла. * автор: нет, нет! ситуация практически впихивает ему в руки этого горячего мальчика. Грр, я зла. Тоору тормоз нерешительный! *
Пока Тоору разбирался в своих чувствах, Сайто придвинулся на опасно близкое расстояние, коварно ухмыляясь.
— Сугино-сан,— с придыханием позвал он, как бы невзначай приподнимая край футболки, надетой под рубашку, и обнажая плоский живот.
— что?— спросил Сугино, не в силах оторвать глаз от продемонстрированной части тела.
— вам не кажется, что стало немного жарко?— все тем же тоном поинтересовался Кайоши, хитро улыбаясь уголками губ и все больше задирая мягкую ткань. Но не видел Тоору маленьких чертиков в его, якобы невинных, глазах. * автор: ну да, конечно, в глаза он ему сейчас смотреть будет, ага.. *
— да прям экватор,— согласился Сугино, скользя взглядом по светлой коже.
— тогда, я сниму рубашку?— Сайто привстал, и футболка вновь закрыла его тело, зато школьная рубашка полетела в сторону, и теперь все тело парня было хорошо просматриваемо сквозь легкую ткань.
«все сними»— чуть не ляпнул Тоору, но вовремя прикусил язык.
— все равно жарко,— пожаловался Кайоши, снова подставляя под жадный взгляд свое тело.
«чего ты ждешь, придурок?»— мысленно вопил он, все так же мысленно капризно ударяя кулаками по дивану. Ладно. Сайто решительно нахмурился. Раз Сугино не действует, придется брать инициативу в свои руки.
— Сугино-сан, а поцелуй меня.. по-взрослому,— «смущенно» пролепетал он, придвигаясь к мужчине.— всего лишь поцелуй,— поспешно добавил он, видя его нерешительность.
Ну, поцеловать же можно, справедливо решил Тоору. Он позволил Сайто обвить свою шею руками, и нежно коснулся его тонких губ, прихватывая нижнюю своими. Его язык проник внутрь теплого рта, чувствуя, как он начинает отвечать ему на поцелуй. Сначала нежно и аккуратно, но затем они сбились с заданного темпа. Сайто игриво прикусил кончик его языка, а потом нижнюю губу, довольно улыбаясь. Сугино не мог не ответить на эту улыбку. Парень не торопясь привстал на колени, перекидывая ногу через ноги Тоору и нагло усаживаясь на них, не прерывая поцелуя. Чужой язык во рту становился все более настойчивым, да и сам мужчина прикрыл глаза, шаря по стройному телу парня своими ладонями. Они прошлись по напряженной спине, забрались под футболку, поглаживая нежную кожу, спустились ниже, останавливаясь на аппетитной попке.
Но руки Сайто тоже не остались без дела. Он быстро и незаметно расстегивал пуговицы на рубашке Сугино, лукаво щурясь и улыбаясь. Не на того школьника он нарвался. Кайоши сделает что угодно, но разведет этого невероятно притягательного мужчину на секс. Парень сам даже удивился, откуда у него в семнадцать лет такие странные потребности.
— Сугино-сааан..— простонал Сайто, коснувшись пальцами своей топорщившейся ширинки.
— о нет, что же я творю,— пробормотал Тоору, покрывая поцелуями шею парня.
— вы мне не поможете?— проныл он.— мне все сделать самому?
Сугино почувствовал, как от одной мысли о том, что Сайто будет удовлетворять сам себя, сносит крышу. И это чертово возбуждение уже почти до предела только от одних поцелуев и мимолетных касаний.
— хм, заманчивое предложение,— ухмыльнулся он, заглядывая в светло-серые глаза.
— вы развратник,— протянул Сайто, и посмотрел на него таким взглядом, от которого Тоору захотелось взять и оттрахать этого чертового соблазнителя без подготовки и прочей чепухи.
Но парень медленно расстегнул молнию на школьных штанах, освобождая свою возбужденную плоть. Сугино затаил дыхание, наблюдая за тем, как пальцы Сайто неторопливо ласкают ее. Сначала мужчине нравилось просто внимательно смотреть, но с каждой секундой желание прикоснуться к нему самому росло все больше. Тело заполнил жар возбуждения, и собственные штаны уже не казались такими удобными и свободными. Но Кайоши устроил настолько хорошее представление, что с другой стороны заканчивать его и не хотелось.
— вам нравится?— сквозь собственные стоны спросил Сайто, задвигав рукой активнее.
— еще как нравится,— усмехнулся Тоору, задрав его футболку и обнажая ровную грудь с розовеющими сосками.
Он зажал один из них между губами, перекатывая и посасывая, иногда вылизывал горячим языком и получал в награду сладкие стоны парня. Сайто продолжал одной рукой дрочить, а второй прижимал к себе голову Сугино. Кончик члена нечаянно прикоснулся к обнаженной коже мужчины, и он, прижавшись к сильному телу, кончил, глубоко вдыхая его запах. Он был особенным, таким, который Сайто еще ни разу не встречал. Запах настоящего мужчины, он которого начинала кружиться голова, которым хотелось наполнять свои легкие снова и снова, от которого проходила дрожь по телу, и не спавшее еще возбуждение накатывало вновь.
Тоору оторвался от гладкой кожи Кайоши, удовлетворенно осматривая его. Растрепанный и раскрасневшийся, теперь еще более возбуждающий, в помявшейся, на половину снятой одежде, с призывно торчащим членом, с головки которого стекали вязкие капли. Просто поиметь его, казалось чем-то недостойным такого тела. Хотелось брать его снова и снова, до последней капли, сильно и грубо, или ласково, чтобы он запомнил это навсегда, чтобы он просил большего, чтобы сходил с ума от наслаждения.
— Тоору,— выдохнул ему на ухо Сайто, обжигая горячим дыханием чувствительную кожу, проводя языком по нему и вызывая нетерпеливую дрожь.
Осторожные пальчики забрались в его штаны, нежно проведя по всей длине.
— вау, у тебя такой большой,— все так же жарко прошептал он ему на ухо, в то время, пока его руки уже доставали чужой член.— думаешь, он поместится в меня?
— черт, Сайто, прекрати,— прошипел Тоору, завалив парня на диван.
Он плохо себя контролировал. Можно сказать, не контролировал вообще. Пока он терзал губы Сайто в страстном поцелуе, в его руке непонятно откуда взялся тюбик со смазкой.
— ты всегда с собой носишь?— сбившееся дыхание не позволяло Кайоши нормально говорить, и он лежал чуть ли не задыхаясь.
— на всякий случай,— пожал плечами Сугино, выдавливая прозрачный гель на руку и растирая на своем члене.
— ого, я приму это к сведению,— хитро улыбнулся Сайто, скидывая мешающиеся штаны, и забрасывая одну ногу на спинку дивана, а вторая устроилась на плече мужчины.
Смазанные пальцы скользнули к расслабленному колечку мышц, медленно проникая внутрь. Кайоши не издал ни звука, привыкший к этой незначительной боли. Что в основном его волновало сейчас, так это то, что у Сугино член больше, чем у любого из его предыдущих партнеров, и парень сам не знал, насколько ощущения будут отличаться.
Тоору хорошо растянул его, сам изнывая от нетерпения и желания скорее получить разрядку. Он осторожно ввел головку члена, вопросительно взглянув на Сайто. Тот кивнул, сильнее вцепившись вспотевшими ладонями в обивку дивана. Мужчина вошел еще глубже, и на этот раз, услышав болезненный стон, остановился. Но резкое движение Кайоши бедрами поторопило его, и он продолжил проникать дальше. Когда член вошел почти до самого конца, Сайто выгнулся, широко распахивая глаза и протяжно застонав. Тоору повторил это движение, и сам получая неописуемое наслаждение.
— еще.. хочу глубже,— попросил парень, подаваясь вперед и насаживаясь на его член.
Сугино больше не тормозил себя, быстрыми толчками вторгаясь внутрь Сайто. В нем было приятно тесно и жарко, и так хотелось продлить эти ощущения, но лишь одна мысль о том, что вот он сейчас владеет этим невероятно соблазнительным телом, ставила его на грань удовольствия.
Тоору не замечал ничего, сосредоточенный на своих впечатлениях, поэтому тот момент, когда Сайто вновь кончил, он упустил. Только его громкие стоны достигали сознания, заставляя все вокруг заплывать дымкой бешенного возбуждения.
— Су..гинооо.. сан..
От одного только звука его голоса он смог кончить, заполняя его проход теплой спермой.
Через несколько минут отдышавшийся и пришедший в себя парень приподнялся на локтях. На его губах играла удовлетворенная улыбка, а глаза блестели очередным коварным планом.
— Сугино-сан, а как насчет повторить?— игриво предложил он, облизывая пересохшие губы.
Тоору несколько секунд просто смотрел на него, на его раздвинутые ноги и обнаженный живот. И только теперь понял, что он все таки сделал. Прикрыв глаза, и глубоко вздохнув, он вновь поднял взгляд на этого слишком сексуального школьника.
Хотя, можно и повторить..



глава 26.
* перед прочтением хорошенько вспомните то самое, почти незаметное, действующее лицо из 15 главы хЗЗ
и еще. глава мне не нравится. яоя я написать с семпаем не могу ><
простите :О *

Тесный душный бар, заполненный людьми и шумом, стал ему вторым домом за эти две недели. Стало родным лицо немолодого бармена за стойкой, и даже лицо его постоянного соседа по стакану – толстого мужчины с печальными глазами и старой шляпой – тоже казалось родным. Гул пьяных мужчин и звонкий смех страшных шлюшек привычной кашей оседал в нетрезвом сознании.
Молодой парень с серыми волосами покачнулся, опираясь руками о твердую поверхность стойки. Его мутило, и все выпитое желало оказаться на свободе и предстать перед всеми не в самом лучшем виде.
— воды,— просипел он, обращаясь к бармену.
— что-то ты зачастил, Тогава,— между делом заметил мужчина, подавая грязный стакан с мутной жидкостью, которой и оказалась вода.— случилось что-то плохое?
Вместо ответа он бросил на стойку деньги и, покачиваясь, вывалился на улицу. Даже снаружи бара стоял тот действующий на нервы гул.
— заткнитесь,— прошептал парень, хватаясь за стену, а другой рукой за голову.— заткнитесь вы уже все..
Он медленно побрел вперед, углубляясь в тихие грязные улочки, дальше от шума и надоедливых людей. Сейчас они все напоминали ему гадких жужжащих мух, окруживших его темной тучей.
— а я настоящее дерьмо тогда,— усмехнулся он через силу, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота.
Опираясь на шершавую прохладную стену, он склонился над землей, тяжело дыша и возвращая природе все, что успел забросить до этого в желудок. Из глаз покатились слезы, от горечи, об отвращения к себе, от внутренней боли. С подбородка потекла слюна с примесью желудочного сока, и он, скривившись, вытер эту смесь рукавом кофты.
Отдышавшись и немного придя в себя, он пошел дальше, сам плохо разбирая дорогу. Какая ему разница, куда он идет и что с ним будет, главное просто забыть, что было уже.
Ноги подкосились и он распластался на асфальте, среди мусорных пакетов и бачков. Место как раз для таких неудачников и отбросов, как он.
Тогава, провалявшись так немного, отполз к стене, привалившись к ней спиной. Запрокинув голову, он посмотрел на кусок ночного неба, виднеющегося между крышами.
С чего все началось? Наверное, с того самого дня, когда он встретил Сайто в этом городе. Он не мог поверить, что это просто случайность. Тот их последний разговор на детской площадке заставил его на многое посмотреть с другой стороны. Его любит парень? Каково это? Но сейчас, он точно знал, что просто хотел иметь власть над кохаем, помыкать им, заставлять делать то, что ему прикажут, угрожая раскрыть его тайну. Но Сайто ухмыльнулся тогда, сказав, что ему до него больше нет дела. Как он посмел? В то время, когда его все бросили, как он, его последняя надежда, посмел сказать это. Это бесило. Выводило из себя. И он глупо полагал, что путем насилия сможет получить его.
Он ошибся. Он же не любил Сайто, как и Сайто теперь не любил его. Так почему же все обернулось именно таким образом. Почему это заставляет заливать все мысли спиртным, чтобы вообще не думать.
А потом появился этот мужик рядом с ним. Как он смел прикасаться к нему, к его собственности. Ведь после того случая, он стал его собственностью. Его игрушкой.
Какой же он глупый. Он сам понимал это. Пора забыть о Сайто, просто принести извинения и исчезнуть из его жизни. Но это тяжело, оставаться одному, без поддержки. Ему нужны чьи-то мысли о нем, чтобы о нем помнили, чтобы его не забыли окончательно.
Он вздохнул, пряча лицо в ладонях.
— эй, вы как?— прозвенел над ухом чей-то тонкий голосок.
Он открыл глаза, покосившись на говорившего, и замер. Странный парнишка с длинными светлыми волосами и неприлично огромными невинными голубыми глазами, одетый в белую рубашку и шорты, почти не закрывающие его худые ноги, стоял рядом, нагнувшись к нему и смотря с интересом. Что такой мелкий делает тут поздно ночью?
— ты кто такой?— раздраженно спросил Тогава.
— я работаю в магазине вот тут,— его пальчик указал на черный выход.
— ты же еще мелкий, чтобы работать.
— а вот и нет, мне на самом деле пятнадцать уже,— он забавно надул щеки, обиженно поглядев на парня.
А на вид ему больше тринадцати и не дашь. Он усмехнулся.
— ладно, иди куда шел, пацан.
— я домой уже ухожу. Но вам же плохо, правда?
— мои проблемы,— отмахнулся он.
— подождите,— попросил мальчишка, исчезая за дверью.
— вот еще,— он встал, и пошел дальше.
Этот мальчик отвлек его от мыслей, за что он был ему немного благодарен. Такой светлый и невинный, прямо полная его противоположность. Ему всего девятнадцать, а кажется, словно он уже старик, которому не терпится скорее умереть.
А что? Смерть не такой уж и плохой выход, когда он никому не нужен, с черной прожженной душой, с заляпанной грязью совестью. Умереть легче, чем жить, мучиться осознанием своей никчемности и бесполезности.
Он вышел на людную улицу, где бродили толпы таких же как он. Пьяницы, наркоманы, опустившиеся на самое дно люди. Таких уже не жалко, таких обходишь стороной, с презрением и отвращением, но кто поймет этих людей? Отчаявшихся, поглощенных горем, получивших страшные душевные травмы.
Он был рад, что после того, что он сделал с Сайто, тот не превратился в такого же человека. Он просто нашел ту опору, которая поможет встать на ноги. Печально осознавать, что он сильнее, чем его семпай.

Под машину ему не дала шагнуть чья-то мертвая хватка. Он обернулся, вновь увидев вцепившегося в него мальчишку, с огромными перепуганными глазами.
— ну и зачем?— устало спросил Тогава, не вынимая сигареты изо рта. Его последняя сигарета.
— вы умереть хотите? Зачем кидаться под машину?— закричал на него мелкий, и вся его растерянность и весь страх перешли в злобу.
— ты ничего не понимаешь,— ответил он, потрепав его по волосам.— посмотри на меня внимательнее и поймешь, что такие люди как я сами по себе долго не живут.
— если вы хотите умереть, то подумайте сначала о тех, кому вы дороги! Представьте, какую боль вы им причините!
— единственного человека, которому не было все равно, я сам оттолкнул от себя. Так что иди-ка ты домой, не мешайся.
— нет, я не позволю. Что бы там не произошло, никогда нельзя терять надежду.
Тогава отступил от дороги, выбросив окурок и с интересом взглянув на этого пацана.
— а что делать? Скажи, раз такой умный.
— если тот человек бросил вас, то обязательно найдется другой, которому вы будете еще дороже. Если вы потеряли опору, то просто ищите ее. Если вы сделали ошибку, начните все заново.
— заново, говоришь?
Он снова усмехнулся, разворачиваясь, и побрел вниз по улице.
— а может ты и прав..
— я попросил у хозяина, если вам плохо, то можете переночевать в магазине. Там есть диван,— предложил мальчишка, следуя за ним.
— ну, давай, а то до дома я вряд ли доберусь в таком состоянии,— Тогава согласился не раздумывая.
Этот странный паренек притягивал его своим оптимизмом. Просто хотелось побыть с ним еще немного дольше. В темноте, найдя луч света, следуешь за ним, и, в конце концов, выбираешься с этого дна.

Он уснул сидя, запрокинув голову на спинку старого прогнувшегося дивана, и в том же положении проснулся. На его коленях устроилась голова Футы, того самого мальчишки. Его милое и спокойное лицо во сне казалось еще невиннее, чем есть. Он словно маленький ангел, вытащивший его из бездны отчаянья. Тогава провел рукой по светлым мягким волосам, улыбнувшись своим мыслям.
— Тогава-семпай, вы уже уходите?— остановил его сонный голос у самой двери.
— мне же на работу,— пояснил он, не оборачиваясь.
— приходите ко мне еще, я буду вас ждать.
— конечно.
Он ушел, но уже точно знал, что в этой жизни потеряно не все. Можно начать заново, а опорой ему будет этот мальчишка, с чистыми глазами цвета летнего неба.

@темы: слэш, от в.и.о. же, original

URL
   

нервный путь

главная