19:44 

твоя сладкая любовь.

v.i.o.shinigami
диавол
Автор: v.i.o.shinigami
Бета: сама себе бета на данный момент
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, POV, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Секс с несовершеннолетними
Размер: Макси
Кол-во частей: 30
Статус: закончен

Описание:
обычный японский старшеклассник, Ишикава Эйджи, однажды попадает в неприятности, из которых его вытаскивает главная гроза школы - прекрасный и опасный Хиираги Шима. мало того, так еще он - новый одноклассник Эйджи. ну как теперь в него не влюбиться?:З



глава 16.

Такасуги неохотно скинул с ног розовые тапочки, и надел кроссовки. Открыв дверь, он убедился, что ужас его последних дней снова его поджидает, облокотившись на перила балкона. Рен, услышав тихий хлопок двери, обернулся, радостно улыбаясь.
— доброе утро, семпай,— пропел он, подхватывая с пола сумку.
— утро,— лениво ответил Рю, плетясь по коридору.
— что такой мрачный с утра?— пристал Рен, махая школьной сумкой из стороны в сторону.
— я всегда такой,— привычная фраза слетела с губ быстрее, чем Рю сам понял, что сегодня он и правда мрачнее обычного.
А причиной тому было вчерашнее происшествие, с участием Шимы и этого его парня, притягивающего неприятности. Когда он пришел, вся шайка была уже завалена. Но Рю никак не мог понять как. Он прекрасно знал, что драться Шима не умел и не любил, но все равно всегда лез в разборки. Потому что был уверен – Такасуги рядом, Такасуги поможет. Значит, их побил Ишикава. Но сомнения вырастали просто до небес. Этот хлюпик, рыдающий над Хиираги, и всех прямо завалил? Но Рю все же видел его избитые кулаки и пару синяков на лице. Получается, что этот Эйджи не так прост.
— ты сегодня особенно мрачный,— фыркнул Рен, следуя за семпаем.
После недолгого молчания, Такасуги спросил:
— ты драться умеешь?
— нет,— парень выпучил зеленые глаза на Рю.— даже не приходилось ни разу.
— тогда будем тебя учить.
Такасуги сам не понял, зачем спросил у него это. Переживает за мальчишку?
«нет»— Рю помотал головой, выгоняя идиотские мысли.
Уже третий день Рен таскается за ним, упорно капая на мозги. Он поджидает его перед школой, ведь живут они рядом, он ждет его у кабинета их класса, заставляя одноклассников снова перешептываться, он приходит на крышу во время перерыва и даже прогуливает там вместе с ним, он ходит с ним в клуб, хотя ничего там не делает, а просто лениво сидит в стороне и наблюдает, он таскается за ним по городу после школы. Он либо постоянно болтает, либо молчит. Он либо веселый, либо грустный – других его сторон Рю пока не видел. И не мог понять этого человека.
Да какая тут нахрен любовь?
— а зачем?— поинтересовался Рен, пристально глядя на семпая.
Такасуги передернуло от этого вопроса. Да если бы он сам знал!
— надо,— наконец изрек он, глядя в голубое утреннее небо.— сегодня, значит, ты со мной не таскаешься.
— это еще почему?— обиженно спросил парень, заглядывая семпаю в глаза, которые только наградили его очередным хмурым взглядом.
— слишком много вопросов,— отрезал Рю, ускоряя шаг.
Чем быстрее они доберутся до школы, тем быстрее он избавится он надоедливого «кохая».

— Шима?— удивленно спросил Такасуги, глядя на рассевшегося за последней партой задумчивого парня.
Среди своих друзей сидел веселый Эйджи. Он о чем-то болтал с Сайто, пока его двое ненормальных— Хига и Кохара — снова орали друг на друга.
— мы во всем разобрались,— хмыкнул Хиираги, легко, почти незаметно, улыбнувшись.
— как ты?— Рю указал на ушибы.
— нормально,— Шима поморщился от одного воспоминания о них, и снова уставился на затылок Ишикавы.
— ясно,— коротко бросил Такасуги, отворачиваясь к окну.
После этого урока он снова уйдет, не выдержав занудство учителей. Прихватив с собой очередную книгу, поднимется на крышу.
Кажется, сезон дождей заканчивается.

— о, семпай, я знал, что ты придешь,— улыбнулся Рен, убирая в карман телефон.
Этот чертов парень не дает ему спокойно жить. Почему он постоянно там, куда бы Рю не пошел?
Такасуги, не показав своего раздражения, сел подальше от него. Рен обиженно надулся, как будто это должно было тронуть Рю. Ему же все равно. Надев очки и раскрыв книгу, Такасуги попытался, как раньше приняться за чтение, но.. одно только присутствие этого Рена все переворачивало вверх дном. Он даже не мог спокойно почитать рядом с ним.
Через несколько минут бесплодных попыток углубиться в свое любимое занятие, Рю отложил книгу и откинулся на спину. Провожать облака взглядом он тоже любил. Это успокаивало и даже немного усыпляло. Так почему сейчас на небе ни облачка?
Закрыв глаза, Рю представил, что он здесь совершенно один. Нет приставучего радостного идиота, который что не день, то клянется ему в вечной любви и верности. Надоело.
Нет, Рю не был красавцем, как, к примеру, Шима или тот же Рен. Он был обычным парнем, только немного высоким, сильным и мрачным. Он не притягивал к себе людей и у него мало друзей, но все же девушка была.
В последнем классе средней школы, когда он окончательно превратился в того, кто он есть сейчас, Рю познакомился с девочкой из параллели. Она была выше всех своих сверстниц, гиперактивная, спортивная и веселая. Что бы ни произошло, она всегда улыбалась, никому не показывая своих слез и грусти. Наверное, это и привлекло его к ней. Такасуги не знал, что ей нравилось в нем, но она всегда с удовольствием проводила с ним время, болтая о чем-то и заливисто смеясь. Теперь, когда он вспомнил о ней, ему показалось, что они с Реном чем-то похожи. Совсем чуть-чуть, но все же..
Когда приближался конец года, она ему призналась. Он не любил ее, он вообще никого не любил, но отказать ей он просто не мог. Кажется, тогда она это сама поняла. Отношения между ними не менялись, даже когда эта девочка сказала: «мы не пойдем в одну старшую школу. Меня отдадут в школу для девушек». Рю не переживал, ему честно было все равно. И когда эта девочка поцеловала его, ему тоже было все равно.
С тех пор он понял, что ни к кому никогда не испытывал чувств. Такасуги был слишком осторожен, слишком не доверял окружающим. Что в нем может привлечь? Как его можно полюбить?
Приоткрыв один глаз, Рю покосился на сидящего недалеко парня. Да что в нем может понравится такому, как Рен? На него же девчонки сами вешаются, а он к нему пристал.
— о чем думаешь?— парень подобрался ближе, ложась рядом.
— о тебе,— усмехнулся Такасуги, вновь закрывая глаза.
Та девочка из средней школы была не последней, но об остальных он даже не хотел вспоминать. Те перекрашенные глупые мымры, которым нравилось лишь то, что он может спокойно уложить на лопатки целую банду. Да, они называли его «клевым» и с удовольствием ложились под него.
— ты такой холодный,— грустно вздохнул Рен.
— вот именно,— поддакнул Рю.— так что отвали от меня.
Парень ничего не сказал и не ответил. Он только повернулся к нему, пристально посмотрев яркими зелеными глазами.

Звонок с урока пронесся по школе, наконец достигнув и крыши. Такасуги решительно поднялся, оставив и книгу, и очки здесь.
— присмотри за этим,— он указал на вещи, обращаясь к Рену.
— а ты куда?— заинтересовался тот, приподнявшись.
— по делам.
— я с тобой.
— не думаю, что это интересно.
— а я уверен, что как раз наоборот.
— почему это?
— мне интересно все, связанное с тобой.
Такасуги пронзительно взглянул на недовольное лицо Рена.
— хорошо, но если что-нибудь случится – не ной. Понял?— устало спросил он.
— понял,— Рен радостно подскочил, засияв.
На лестнице они столкнулись с поднимающимися на крышу Шимой и Эйджи.
— а вы куда?— спросил Хиираги.
— надо в клуб зайти,— не моргнув и глазом соврал Рю, продолжив спускаться.
Рен поспешил за ним под недоуменные взгляды.
— я думал ему наплевать на клуб,— проговорил Эйджи.
— но он же преследует Рю,— пожал плечами Шима, потянув парня вверх по лестнице.
Куниуми догнал Такасуги только в коридоре. Тот шел быстрым шагом, одним своим видом раздвигая толпу. Рен скромно пристроился за ним.
— а мы на самом деле в клуб?— разочарованно протянул он, показывая язык своим одноклассником, которые смотрели на него и Рю со священным ужасом.
— нет,— отрезал Такасуги, направляясь к выходу.
Рен хитро сощурил глаза, подумав, что намечается что-то действительно веселое.

На заднем дворе школы – небольшом участке между стеной и складом для спортивного инвентаря – как всегда можно было найти третьекурсников. Точнее, тех самых хулиганов. Несколько человек сидели на земле с несчастным видом, поглядывая на злого главаря с загипсованным носом. Тот, хромая, ходил из стороны в сторону, бурча под сломанный нос проклятия.
— черт, этот мальчишка. Это было неожиданно!— восклицал он, вновь сбавляя тон.— Хиираги еще поплатится за все!— опять раздавался его возглас.
Рю вывернул из-за угла, а следом за ним любопытствующий Рен. Сначала их никто не заметил, но когда главарь в очередной раз повернулся, его взгляд скользнул по знакомому лицу и остановился. Его физиономия заметно побледнела, впрочем как и тех, кто проследил за его взглядом.
— фу, че это за чудовище?— спросил Рен, с неприязнью осматривая главаря.
— к-кто чудовище?— возмущенно взъелся тот.
По ряду хулиганов прошелся шепоток, и они подскочили, испуганно и настороженно глядя на Такасуги.
— заткнись,— грубо бросил Рю неизвестно кому – Рену или главарю, но замолчали все.— а ты..
Злой взгляд черных глаз приковал главаря к месту.
— я.. нам.. мы..— силился что-то сказать он.
— нам очень жаль! Извините нас, господин Рю! Такого больше не повториться!— наперебой кричали его подчиненные, падая на колени и забившись лбами об сложенные на земле ладони.
— о, ты авторитет, семпай,— протянул Рен, с садистским удовольствием наблюдая за хулиганами.— а что произошло?
— ничего,— поспешно ответил Такасуги, отводя взгляд.
— пожалуйста, не бейте нас! Мы принесем свои извинения Хиираги и тому зверскому пацану!— завыл главарь, присоединяясь к своей группировке.
— зверский пацан?— переспросил Рю, нахмурившись.
Главарь закивал:
— да, тот самый, что таскается с Хиираги. Он появился вообще из ниоткуда, весь перепуганный на вид. Я думал, что он разрыдается, честно, я не хотел его трогать!— заверял он Такасуги. Остальные ему поддакивали.— но он неожиданно набросился на меня и..
Рю оглядел избитого главаря с ног до головы. Куча синяков, не считая поломанного носа, выбитый зуб и ярко-сиреневый глаз. И это сделал тот самый Ишикава? Любитель сладкого и милого? Тот, кто вместо обеда ест пирожные и до сих пор носит с собой в сумке розовый брелок в виде мишки? Тот, кто захлебывался в слезах, когда Такасуги пришел?
— скольких он победил?— загробным голосом спросил Рю.
— четверых,— пискнул напуганный главарь.
Рен, выглядывающий из-за спины Такасуги, удивленно присвистнул:
— а тот парень не промах..
А Рю пытался понять, повезло Шиме с парнем или наоборот..



глава 17.

На крыше остались только мы с Шимой. Вообще, мои друзья в лицах Оки, Кина и Сайто, всегда возмущались, что я слишком много времени трачу на Хиираги. Тогда было решено сделать так – все перемены, кроме обеденного перерыва, я посвящал себя друзьям. И все довольны, и я цел.
Именно поэтому сейчас я прислонялся спиной к груди Шимы, сидя между его ног. Он сцепил руки на моем животе, дыша куда-то в область затылка.
— как ты думаешь, они долго пробудут в этом своем клубе?— задумавшись, спросил Хиираги.
— не знаю, а что?— еще ничего не подозревая, удивился я.
— да так,— теплая ладонь скользнула к поясу моих брюк.— ничего особенного.
Я мучительно покраснел, смотря на то, как его пальцы осторожно расстегивают пуговицу на моих штанах. Просто смотрел, потому, что останавливать его как-то не хотелось.
Но с другой стороны..
— мы же в школе,— прошептал я, когда мою рубашку задрали, обнажая живот.
— и что, ничего страшного. Сюда все равно никто не сунется..
— а Такасуги и Рен? Если вернутся?
— не вернутся,— тихо заверил меня Шима.
Его рука скользнула по моей груди, скрытой рубашкой, и задела соски. Я глубоко вздохнул, откидывая голову на плечо Хиираги.
— нравится?— спросил он, лаская мой живот.
— д-да,— еле слышно выдохнул я.
— а так?— рука пробралась в мои штаны, сквозь тонкую ткань трусов, поглаживая мой член.
Я ничего ответить не смог. Только, зажмурившись, приподнял бедра, вжимаясь в его ладонь. Шима усмехнулся, спуская мои штаны ниже.
— значит, так тоже нравится?
Следом за штанами сползли и трусы. Я с ужасом наблюдал за тем, как одна рука Шимы обхватывает мою возбужденную плоть, а другая нежно обводит покрасневшую головку.
Мысль о том, где мы и чем мы занимается, уже не столько пугала, как заставляла еще больше возбуждаться. Я задохнулся от удовольствия, царапая ногтями свой живот и сжимая в ладонях рубашку, когда он начал движение. Сначала медленно, но с все большим нарастающим темпом. Я толкался в его руку, чувствуя, как пальцы левой руки ползут дальше, достигая маленькой дырочки. Погладив чувствительное место вокруг нее, и принеся мне еще больше наслаждения, Шима проник пальцем внутрь.
— н-нет,— протестующее простонал я, выгибаясь.
— нет?— переспросил он, вынимая палец.
Я дернулся за ним, сжимая стенки ануса и не желая его выпускать.
— да..— уже громко протянул, когда к первому пальцу присоединился второй.
Правая рука Шимы, не переставая, двигалась по моему члену, пальцы второй проникали все глубже, задевая чувствительную точку. Я зажал рот рукой, сдерживая громкие стоны, и слушая тяжелое дыхание Хиираги над ухом.
С каждой секундой все быстрее, все невыносимее терпеть это удовольствие, на грани с пыткой, становится все жарче внутри.. я вздрогнул, выгибаясь и кончая в руку Шимы.
— понравилось же?— поинтересовался он, под моим недоверчивым взглядом облизывая ладонь, но пальцев из меня не вытаскивая.
— сексуальный маньяк,— фыркнул я, жопой чувствуя, что это еще не конец.
— ну, сексуальный же,— обворожительно улыбнулся Шима.
Вообще впервые вижу у него такую улыбку. Он что, придуривается?
Я не сдержал смешок, отведя от него взгляд.
— что?
— да нет, ничего,— улыбнулся я, разворачиваясь и целуя его.
Какой же он все-таки милый!
— а что мне с этим делать?— поднял бровь Хиираги, отстраняясь от меня.
— а что, в этот раз я недостаточно задницей ерзал?— ехидно спросил я.
— пф.. вспомнил тоже,— покраснел Шима, припомнив тот случай на детской площадке.
— стой. То есть ты с самого начала это замышлял?— сузив глаза, поинтересовался я.
— что «это»?— как-то неправдоподобно удивился Хиираги, пряча глаза за челкой.
— это!— мой палец указал на его руку и мою попу.
— да нет, само вышло,— ухмыльнулся он, вновь поворачивая меня спиной к себе.
— ты чего?
Но он промолчал, быстро расстегивая свои штаны и извлекая вставший член.
— ты же не думаешь, что я..
Его руки с силой надавили мне на бедра, заставляя опуститься ниже.
— Хиираги, мы же в школе!— я хотел схватиться за голову и убежать, но меня принудили сделать кое-что другое.
Стоя на коленях и упираясь рукой на пол, я другой помогал Шиме войти в меня. Это было довольно необычно – в такой странной позе. Но его сочащийся смазкой член вошел почти без проблем. Вернее, я без проблем на него сел.
— а теперь двигайся,— приказал Хиираги, ложась поудобнее.
Я, прошипев себе под нос проклятия, привстал, снова насаживаясь и не сдерживая стон.
— тебе хорошо?— деловито осведомился Шима.
— нет, бля3ь, плохо,— огрызнулся я, продолжив нехитрые действия.— заткнись, пожалуйста.
Через пять минут я конкретно подустал. Ноги ныли, рука, на которую я опирался, заболела. Только заднице было хорошо.
— давай сменим позу,— проныл я, замедляя движение.
— нет, ты просто не представляешь какой шикарный отсюда вид..
— вид у него там..— вздохнул я, пытаясь отыскать в себе второе дыхание.— помог хотя бы. Мне одному это нужно, что ли?
Руки Шимы подхватили меня под бедра, поддерживая. А я снова застонал, когда он изменил угол проникновения. С силой врываясь в меня, доставляя мне еще больше наслаждения, Хиираги сосредоточенно направлял меня.
Несколько минут было слышно лишь наши стоны и вздохи, и еще негромкое хлюпанье при каждом движении. Моя рука сама накрыла мой член, массируя и размазывая выступившую влагу.
В какой-то момент я почувствовал, как тело немеет, получая еще больше просто нереального удовлетворения. Мы кончили почти одновременно, содрогнувшись, и обессилено упав на поверхность крыши.
— а мне понравилось,— пробормотал Шима, притянув меня к себе и доставая сигарету.
— кто бы спорил,— довольно улыбнулся я, потягиваясь.
После секса у меня всегда был необъяснимый прилив сил и энергии, а вот Хиираги наоборот, только лежал себе, покуривал, да еще просил. У него силы были только на повторение.
— а что мы будем с этим делать?— я выразительно поглядел на мутно-белые пятна.
— а фиг знает,— вместе с дымом выдохнул Шима, умиротворенно уставившись в голубое небо.
Голубое, прям как он!
Ну.. и я.

*
— семпай,— громким шепотом позвал Рен.— а если они узнают, что мы подслушивали?
— мы же не специально,— Рю чуть заметно покраснел.— я вообще за вещами вернулся.
Они стояли за дверью на крышу, краснея и слушая доносившиеся оттуда стоны.
— я тоже так хочу,— завистливо протянул Рен, искоса посмотрев на семпая.
Такасуги снова покраснел, почувствовав странный лихорадочный жар.
— я возбудился,— убито возвестил Куниуми.
— извращенец,— прошипел Рю, быстро спускаясь по лестнице.
— ты куда, семпай? Бросишь меня тут одного?
— еще как брошу! Накинешься еще,— ответил Такасуги.
«в туалет, быстрее в туалет»— крутилась мысль в его голове.
— семпай,— почти прошептал Рен, касаясь своей ширинки.— я же ближе, чем этот чертов толчок.
Но Рю его не слышал. Как и не знал, что этот парень догадывается о многом большем, чем тот мог подумать.
*

— чем вы там занимались,— подозрительно спросила Оки, внимательно глядя на меня.
— Оки, прекрати уже докапываться к людям! Пора иметь свою личную жизнь!— хмурился Кин.
— кто бы говорил!— возмутилась девушка.
Я, радостно блестя глазами, и совсем их не слушая, бросал короткие взгляды на заднюю парту. Бессовестные синие глаза отвечали мне тем же.
— Сайто, а ты что скажешь?— одновременно проорали друзья, вперив взгляды в парня.
— я промолчу, пожалуй,— как-то устало и серьезно ответил он, отворачиваясь.
— ээ, Сайто, все в порядке?— неуверенно поинтересовался Кин, встревожено переглянувшись с Оки.
— конечно,— не оборачиваясь, ответил он, отходя к своей парте.
Мы втроем удивленно проводили его взглядами, не понимая, почему в последнее время он ходит какой-то печальный.



глава 18. ты сам виноват в этом..
* вряд ли вы ждали именно этого, но что получилось, то получилось.
родителей от экрана убрать. и из комнаты тоже. *

Если и было что-то, что он хотел забыть, то это был именно тот день. И если было что-то, что он всегда будет хранить в памяти, то это был именно тот день..
— Сайто, ты занят после школы?— застенчиво опустила глазки Могами.
— нет,— равнодушно ответил он, не взглянув на девушку.
— у меня есть билеты в кино, не хочешь сразу после школы сходить?
— конечно,— бесцветным голосом отозвался Кайоши, задумчиво глядя в окно.
— тогда после уроков у ворот?— радостно пролепетала Могами.
— да,— все в том же тоне сказал Сайто.
Одноклассница практически улетела к своей парте, а он все так же остался сидеть, рассматривая ярко-синее небо с медленно проплывающими пушистыми облаками.
Что за пустота в его сердце? Куда делась вся радость? Ведь он был счастлив переехать к отцу. Он нашел хороших друзей и учится в хорошей школе. Но почему эта безнадежность и отчаяние вновь просыпаются внутри?.
Он закрыл лицо руками, скрывая пустые серые глаза. Не в первый раз испытывает это.

Фильм оказался нудным и скучным. Какая-то сопливая мелодрама, на которой все зрительницы были школьницы, пришедшие со своими парнями. Могами сидела рядом, как бы невзначай касаясь его руки своей узкой прохладной ладошкой. Он знал, что ей хочется взять его за руку, он знал, что она ожидает от него каких-то действий. Но зачем? Он совершенно ничего не чувствует к ней.
— у меня никого нет дома.. хочешь зайти?— тихо шепчет она, приблизившись слишком близко.
Зовет домой? Он не в первый раз встречает такого типа девчонок. Но почему бы не воспользоваться ситуацией? Пора расслабиться, может тогда эта жуткая, выжженная на сердце пустота заполнится. Хоть чем-то.
— если можно..— отвечает он.
«не забыть зайти в магазин, купить презервативов»— одновременно с этим приходит мысль.
И когда он успел так устать от всего?

Он скромный на людях? Да, это именно так. Раскрепощаться только в компании знакомых он привык давно.
Вот и сейчас, он как будто неуверенно тянет Могами из кинотеатра, робко опуская взгляд.
— твой дом далеко?— спрашивает Сайто, стоит только отойти от толпы.
— нет, не совсем,— тут же отвечает девушка, немного взволнованно поправив прядь волос.
— тогда идем?
Далеко уйти им все-таки не удалось.
— эй, постой!— окликнули его и неожиданно схватили за руку, разворачивая.— Кайоши, это же ты?
Сзади стоял парень, который кого-то напомнил ему. Высокий рост, длинные пепельные пряди по правой стороне лица и короткие – по левой, красивое лицо с темно-зелеными глазами. Глядя на его черты лица, Сайто неожиданно вспомнил, кого же он ему напоминает. Даже сделав стрижку и перекрасившись, он почти не изменился.
— Тогава.. семпай?— удивленно и как-то тихо спросил он, не веря в происходящее.
Не может этого быть. Не может. Нет..
— я уж думал не узнаешь,— облегченно засмеялся парень.— а ты как сюда попал?
— переехал весной,— говорит Сайто, в то время как сердце делает крутое сальто.— перед учебным годом.
— о, ты же уже во втором классе, так?— улыбается Тогава, как будто не было этих двух лет разлуки. Как будто последний раз они виделись вчера, на пустой спортивной площадке.
Но это все было не так. Прошло столько времени, они изменились оба. Тогава возможно забыл, а Сайто хочет забыть то, о чем он ему говорил в тот последний раз. Тогда, перед самым отъездом семпая, когда все разошлись, он впервые признался ему, услышав в ответ грубое: «какая мерзость, так ты один из этих?»
— а семпай уже поступил в университет?— прокручивая воспоминания того вечера, тем не менее интересуется Сайто.
— да,— снова раздражающе-довольная улыбка.— о, твоя девушка?— замечает он Могами.
— одноклассница,— поясняет парень.
— а я думал ты завязал с этим..— как-то странно покосился семпай.
Сайто неловко улыбнулся, с грустью подумав о том, что с того времени его чувства к нему все же мало изменились. Стоило увидеть его, как сердце зашлось бешеным стуком. Безответная любовь. Не это ли то, что лучше всего заполнит пустоту?
— не хочешь зайти ко мне в гости?— неожиданно предлагает Тогава.
— но..— пыталась встрять Могами.
— с удовольствием,— фальшиво улыбнулся Сайто, даже не представляя, о чем они будут говорить, или почему он вдруг пригласил его.— прости, Могами, в следующий раз,— оборачивается он к обиженной девушке.
Странное нетерпение и волнение захлестнули его. Стоило попытаться вновь поговорить с семпаем.

— проходи, я живу один.
— у тебя чисто,— удивился Сайто.— насколько тебя помню, семпай, ты всегда был неряшлив.
— ну ведь столько времени прошло,— снова улыбается тот, проходя в комнату.— располагайся, как тебе будет удобнее.
— спасибо,— ответил Кайоши, устраиваясь по привычке на полу.
Во все чувствовался подвох. Во всех словах и действиях Тогавы, он словно скрывал от него что-то за этой своей улыбкой.
— знаешь, последняя наша встреча прошла как-то не очень хорошо,— начал семпай, отводя взгляд в сторону.— я хотел бы поговорить с тобой еще раз.
Сайто удовлетворенно улыбнулся про себя, понимая, что этого-то он и ждал. Что еще может понадобиться Тогаве от мерзкого педика, вроде него?
— хорошо,— согласился Кайоши, в предвкушении.
Он сам не знал, чего именно ждет от семпая, что ответит ему. «люблю» или «нет»? Тешить его чертово самодовольствие? Унижаться? Признать свою слабость перед ним? Вот еще, мстительно решил Сайто. Да, это любовь. Но хренас два он скажет ему еще раз об этом.
— ты тогда говорил о том, что что-то чувствуешь ко мне,— Тогава одним неаккуратным движением устроил шухер на голове.— не мог бы ты сейчас уточнить, изменилось ли это?
— да,— коротко ответил Сайто, пристально разглядывая семпая.
— ясно,— тот опустил голову, с минуту ничего не говоря.— я уже думал об этом.
Его плечи затряслись, а из зажатого кулаком рта доносились смешки.
— ты ведь еще гей?
— ну да.
— значит, хоть это осталось неизменным. А я вот, Кайоши, кажется, поглупел.
— что, семпай?— не понял он, немного нахмурясь.
— я идиот, Кайоши,— усмехнулся Тогава.— и даже докажу тебе это.
— и как же ты?..
Договорить ему не дал сильный удар в челюсть. Быстрый, совершенно внезапный. Сайто упал на спину, хватаясь за место, на которое пришелся удар, и в первые секунды даже не чувствуя боли из-за шока. А потом боль пришла, вместе с солоноватым привкусом крови из прокусанного языка и, кажется, еще откуда-то.
— понимаешь, Кайоши,— вкрадчиво проговорил семпай, усаживаясь на его живот и удерживая запястья своими сильными руками.— после того признания, я много, я очень много думал о тебе. Не подумай, я не влюбился и не испытываю к тебе никаких романтических чувств. Но это твое чертово признание заставило меня пересмотреть все. Все, понимаешь? И я ужасно захотел.. попробовать тебя. И не удивляйся, что лежишь подо мной. Ты сам виноват в этом..
— семпай, ты псих. Отпусти меня,— Сайто дернулся, но хватка еще только больше усилилась.
— а теперь, давай поиграем,— зло ухмыльнулся Тогава, больно впиваясь в его губу зубами.
— не надо, семпай!— невнятно вскрикнул Кайоши, когда язык проник в его рот, грубо целуя.— остановись!
— не нравится?— вытирая губы от слюны, спросил он, и от его злого затуманенного взгляда у Сайто прошлись неприятные мурашки по спине.
— это отвратительно, семпай..
Такой поворот событий он никак не ожидал. Лежа под парнем с панически испуганными глазами, он молил о том, что бы тот передумал. Тогаву как будто подменили. Он жестко ухмылялся, сжимая его запястья настолько сильно, что без сомнения на них останутся синяки, и смотрел так обвиняюще-яростно, что Сайто не мог даже вырываться от страха. Только просить его.
— прекрати,— дрожащим голосом попросил он, снова пытаясь освободиться.
— это ты сделал меня таким,— прошипел семпай ему на ухо, наклонившись так близко, что он сумел услышать его участившееся дыхание.
Тогава перехватил его руки одной ладонью, второй быстро расстегивая школьные штаны. Несколько мгновений Сайто просто смотрел на его действия, а потом вновь пришли и боль в челюсти, и страх, и застилающие глаза слезы.
— н-нет..— сипло умолял он.— пожалуйста, остановись..
По щекам скатывались слезы, но семпай не обращал на них внимания, увлеченный другой, более интересной вещью. Он приспустил брюки и трусы, довольно рассматривая член Кайоши и одновременно с этим раздеваясь сам.
— неплохо,— сказал он, резко проведя ладонью по нежной коже, поднимая взгляд и упираясь им в большие испуганные серые глаза, из которых, не переставая, текли слезы.— ты возбуждаешь меня, даже с таким лицом,— признался он, а Сайто передернуло от отвращения.
Что за ужасный человек на самом деле этот Тогава. Как он может делать такие вещи с ним? Зачем?
Кайоши громко всхлипнул, закрывая глаза, чтобы не видеть этого удовлетворенного лица. Он дрожал всем телом, забившись в запоздавшей истерике. Его сейчас вот так просто изнасилуют? Нет, такое просто невозможно, не может быть! Но семпай не останавливался, и паника накрывала Сайто.
— нет!— закричал он, упорно стараясь скинуть с себя Тогаву, но тот лишь сильнее прижал его к полу.
— придется сделать это немного раньше,— вздохнул семпай, поудобнее устраиваясь между ног Сайто, но потом, подумав пару секунд, неожиданно перевернул его на живот.— вот так, мой малыш,— снова его гадкий горячий шепот.
Большой член уперся в неподготовленное отверстие.
— извини, не разбираюсь в таких вещах, но попробуй получить наслаждение,— семпай толкнулся внутрь, а Сайто закричал от боли.
С каждым разом углубляясь все дальше, Тогава доставлял все больше боли. Она становилась невыносимой, и Кайоши протестующе кричал, плача, и уткнувшись лбом в пол. В один момент он выгнулся от просто невероятно поразившего его мучительного чувства, когда семпай вошел в него полностью. Он вытащил его и снова толкнулся в узкий проход, становившийся от крови просто обжигающим. Когда Кайоши почувствовал, что по бедрам стекает что-то теплое, и с ужасом понял, что это вовсе не сперма семпая, он молча затрясся, непроизвольно сжимая стенки ануса, что еще больше причинило боль. Боль, боль, боль.. так жутко больно. Почему? Почему семпаю нравится доставлять ему боль?
Сайто вновь закричал, и дернулся вперед, надеясь, что смазанный кровью член выскользнет из него.
— не рыпайся,— угрожающе прорычал Тогава, ускоряя движения своими бедрами, и видимо, ожидая разрядки.
Прошло еще несколько минут страданий, за которые Кайоши понял, что любить он после такого никогда больше не сможет. А вдруг такое снова повторится?
Семпай обильно кончил внутрь, тяжело дыша и громко постанывая что-то. Он свалился на Сайто, утыкаясь ему носом в плечо.
— ты сам виноват в этом,— прошептал Тогава, его свободная рука скользнула выше.— ты сам,— повторил он, заплетаясь пальцами в короткие волосы и сжимая их.— зачем ты появился снова? Ты же больше не любишь меня, тогда ненавидь..— все тем же шепотом просил он, поднимая голову парня.
— ты мне противен, семпай,— безимоционально проговорил он, хотя внутри бушевал самый настоящий ураган чувств.
Тогава слез с него, и Кайоши краем глаза заметил его испачканный член, не веря, что такое могло поместиться в нем.
— иди в ванную. А потом вали отсюда,— холодно приказал семпай, направляясь в другую комнату.
Сайто еле встал, шатаясь и морщась от боли. Ходить было невозможно, он кое-как, маленькими шагами, добрался до ванной и упал на колени, снова заходясь слезами. Запястья, плечи, задница и живот болели. Стоило пошевелиться, как все тело пронзало этой болью. Кайоши зацепился за край ванной, включая воду и положив голову на прохладный бортик.
Что теперь делать?..

Покачиваясь, он медленно брел вперед по улице, старательно обходя людей. Глаза покраснели, распухли искусанные губы и немели руки.
Он встретил семпая так неожиданно, неожиданно попал к нему. Он совсем не думал, что может произойти что-то подобное.
Почему Тогава именно в этом городе? Почему он встретил его? Почему именно он?
Сайто остановился, трясущимися руками доставая деньги из кармана.
И эти люди вокруг него сейчас. Что они знают? Если бы они знали, что с ним сделали каких-то двадцать минут назад, стали бы они так весело и радостно смеяться?
Сайто осмотрелся вокруг пустыми стеклянными глазами, где-то глубоко внутри чувствуя отвращение к самому себе.
Зачем он осуждает других в своей глупости? Не надо было ему вестись на добрую улыбку Тогавы.
Сайто вновь перебирал деньги, путаясь, и пытаясь вспомнить, сколько стоит пиво.
Напиться и ни о чем не думать. Напиться и забыть.
Мелочь посыпалась из его рук.
«Черт».
Точно надо напиться.

Он идет вдоль какого-то темного парка, пошатываясь уже не только от боли, но и от головокружения. Боль даже как-то отошла на задний план, и сейчас он думал о том, как бы выбраться отсюда и уехать домой. Он не знал где он, не мог припомнить, когда здесь оказался и что точно делал до этого. Но ощущение мерзких ладоней на его теле оставалось.
Надо еще пива. Такая идея пришла ему в голову, но он даже не представлял, где тут ближайший магазин.
Впереди послышались шаги, и Сайто вздрогнул. Почему то казалось, что это очередной насильник, желающий только его тела. На дороге показалась темная фигура, и Кайоши как-то странно улыбнулся. Как-то довольно, но с отвращением глядя на свои руки.
Да после того, что с тобой сделали, кому ты нужен?
— эй, ты в порядке? Школьник в таком месте так поздно?
Сайто поднял взгляд на остановившегося перед ним мужчину. Ему было не больше двадцати пяти, или ему тогда просто так показалось. Он сверху вниз смотрел пронзительными темными глазами на него, как будто беспокоясь.
Кайоши усмехнулся. Беспокоясь?
— а вам то что?— грубо спросил он, покачнувшись и хватаясь за еще сильнее закружившуюся голову рукой.
— да еще и пьяный,— мужчина покачал головой, хватая Сайто, чтобы тот не свалился.
— а вы тоже, да? Тоже один из этих?— нервно хихикнул тот, чувствуя успокаивающую хватку на своем плече.
— парень, да что с тобой? Говори адрес, я отвезу тебя домой.
— нет, нет. Идите, куда вы шли,— Сайто вырвался из его рук, вновь бредя вперед.
— хочешь ночевать в парке?— скептически поднял бровь незнакомец, растеряв все терпение.
Сайто остановился, пытаясь унять дрожь в ногах.
— я.. я не знаю,— на глаза снова накатили слезы.— я не знаю, куда идти.
— успокойся. Что произошло?— мужчина беря его под руку и уводя к лавке.— посиди немного.
— да не могу я сесть!— всхлипнул Кайоши, закрыв лицо руками.— задница болит..
— тебя, что?..— мужчина удивленно и недоверчиво посмотрел на него.
— помогите, пожалуйста,— попросил Сайто через пару минут молчания.— я хочу домой..
Заполнить пустоту. Болью, отчаянием, омерзением. Хоть чем-то.



глава 19.

Настойчивый звонок в дверь оторвал его от прочтения очередной книги. Подумав, что это уже не впервые за сегодня, он постарался не обращать на противный звук внимания. Книга, которую он держал в руках, была взята случайно с маминой полки, но даже этот романчик увлек его. Было что-то затягивающее не в самом сюжете, а в том, как пишет автор.
Но звонок не прекратился даже через пять минут. Более того, к нему прибавился нервирующий стук в дверь. Рю устало отложил книгу на диван, уходя в дальнюю комнату, и вместе с этим надеясь уйти от преследующего его звука. И почему родители уехали по своим работам именно сейчас, оставив его одного? Мать в другой город на несколько дней со своими проектами, а отец в Америку на пару месяцев.
Как ему в одиночку отбиваться от этого Рена?
— семпай, открой. Я знаю, что ты там!— орал уже до ужаса знакомый голос.
— чего ты разорался?— недовольно спросил Такасуги, открывая дверь.— всех соседей пере..
Слова комом застряли у него в горле, а глаза полезли на лоб.
— э-это что?..— одними губами спросил Рю, оглядывая Рена.
— ну как? Прикольно, правда?
Куниуми растянул накрашенные ярким красным блеском губы в чарующей улыбке, и кокетливо поправил миленький бантик на голове. Маленькое розовенькое платье облегало стройную фигуру и складками ложилось на то место, где, судя по всему, должна была быть грудь. Кружевной край еле прикрывал все, что было ниже пояса. А вот что же было под самим платьем, Рю даже боялся представить. Каштановые пряди были заделаны в короткие косички, которые Рен постоянно дергал, усиленно хлопая намазюканными тушью ресницами.
Такасуги резко захлопнул дверь, когда тот несчастный трансвестит попытался пробраться в его квартиру.
— семпай, открой! Срочно,— громко зашептал Рен, и в его голосе скользнули нотки паники.— семпай, там кто-то идет!
Действительно, за дверью послышались чьи-то шаги. Рю с интересом прислушался.
— здравствуйте,— прописклявил Рен.
— д-добрый вечер,— голос соседки.— это ты, Рен?
— нет, что вы!— забывшись, Куниуми все это сказал своим нормальным, достаточно мужским голосом. И вновь записклявил, опомнившись.— я не Рен, я Ринни! Девушка Рю!— в его голосе теперь отчетливо слышалась мстительность.
— да ладно?!— охреневшим тоном спросила соседка.
Рен ответить не успел, потому что Такасуги быстро открыв дверь, запихнул это чудо природы в квартиру.
— ты чего творишь?
— а ты сам не хотел меня впускать, семпай,— обиженно прошептал парень, так как соседка еще стояла за дверью.
Он посмотрел на Рю большими, накрашенными ярко-сиреневыми тенями, глазами и надул накрашенные губки.
— сотри это срочно!— прошипел Такасуги, с ужасом глядя на лицо парня.
— а вот и не хочу!
Рю что-то пробормотал себе под нос, схватил Рена за шкирку и потащил в ванную. И все бы ничего, если бы последний активно не сопротивлялся. Он цеплялся руками и ногами за все подряд, громко кричал, что семпай маньяк и ничего не понимает в прекрасном.
Добравшись до ванной, Такасуги врубил воду в кране, наклоняя Рена над раковиной и хорошенько прополоскал его лицо. Точнее, голову целиком.
— пфф, семпай, я чуть не захлебнулся,— отплевываясь, пожаловался он, и обернулся.
Рю пробил холодный пот. Косметика не смылась, о нет, она просто растеклась, и теперь макияж был похож на тот, что используют в фильмах ужасов. Черные дорожки туши, размазанные потекшие сиреневые тени, словно синяки под глазами, смазанный красный блеск, как будто окровавленные губы, сырые растрепанные волосы, липнувшие к лицу тонкими змейками..
Такасуги схватил мыло, тщательно начищая им лицо Рена и вновь прополоскав его в раковине.
— за что, семпай?— покрасневшие от попавшего в них мыла глаза обвиняюще уставились на него.
— за то, что людей пугаешь. Пойдем, дам тебе что-нибудь одеть.
Пока Рю рылся в шкафу, ища что-нибудь более-менее подходящего размера, Рен увлеченно осматривал его комнату. Все полки были заставлены книгами, на столе были разбросаны книги, на полу стопками лежали книги. Для Куниуми, который терпеть не мог читать, а библиотеки и магазины с книгами обходил стороной, это был настоящий книжный ад.
— вот, одень это,— Рю сунул ему в руки огромную футболку.
— я думал, у тебя найдется и что-нибудь поменьше,— с сомнением протянул Рен.
— ни одни мои штаны тебе не подойдут, а это лучше, чем твое платье,— пояснил Такасуги.
— оно не мое, я его у тети одолжил,— пропыхтел парень, пытаясь нащупать что-то на спине.— помоги мне молнию расстегнуть.
Рю, не задумываясь, дернул за собачку, и молния послушно разошлась.. прям до середины жопы! А жопа была облачена в облегающие полосатые бело-синие трусы. Платье сползло с Рена, представляя ошалелому взгляду парня абсолютно все. Или почти все, но это «почти все» было хорошо обтянуто.
Рен застенчиво прикрылся ладошкой, хитро глядя на краснеющего Такасуги.
— одевай уже,— поторопил он, но его прервали.
Поднявшись на носочках, Рен быстро прижался губами к щеке своего семпая, и так же быстро отвернулся, заливаясь краской и натягивая футболку.
— это что было?— грозно поинтересовался Рю, понимая, что никакого отвращения к этому не чувствует.
— где? Что?— невинно хлопнул зелеными глазами Куниуми.
Такасуги промолчал, пронзительно глядя на него.
Почему он не почувствовал того, что должен чувствовать нормальный натурал при поцелуе с парнем? Почему ему было немного.. приятно?
Рю покачал головой, выбрасывая из головы дурацкие мысли. Сердце бьется все так же ровно, не учащается дыхание и целовать его не хочется. Ему все равно.

— семпай, а можно я останусь ночевать у тебя?— попросил Рен, развалившись на диване и методично уничтожая недельный запас леденцов.
— нет,— отрезал Такасуги, убирая несколько клубничных леденцов в карман.
— я знал, что ты разрешишь,— улыбнулся парень.— а зачем тебе леденцы еще?
— это для Ишикавы,— объяснил Рю.
Без сладостей Эйджи постоянно дулся на него и в упор отказывался разговаривать.
— оо,— помрачнев, протянул Рен.— заботишься о нем? Неужто влюбился? Я Хиираги все расскажу..
— ты о чем? Чтобы я и влюбился в Ишикаву?
— семпай, уж слишком ты им интересуешься,— подозрительно прищурившись, он посмотрел на семпая, сидящего рядом.
— тебе кажется.
— да ладно? Тогда отдай мне леденцы,— парень требовательно протянул руку.
— вот еще,— фыркнул Такасуги.
— он в твоем вкусе? Признай, тебе нравятся такие парни, как он?— опустив голову, спросил Рен.
— мне не нравится Ишикава. Мне не нравятся парни вообще. Вопросы?
— а исключения могут быть?— с надеждой поднял взгляд он.
— нет,— Рю отвернулся, желая закончить этот разговор.
Но разве Куниуми остановишь простым поворотом головы? Он встал на четвереньки, осторожно подползая к семпаю. И его не волновала сталь в глазах Такасуги, не волновало то, что футболка задралась и обнажала слишком много всего. Его волновал лишь один человек, сидящий сейчас перед ним.
Теплые губы Рена коснулись его уха, и дыхание обожгло кожу. Он вздрогнул, посмотрев в горящие зеленые глаза.
— семпай,— прошептал Рен, прислонившись лбом к его плечу.— семпай, пожалуйста, полюби меня. Я хочу быть единственным для тебя. Я сделаю все, что ты захочешь, я дам тебе все. Что пожелаешь. Можешь взять меня, если будет желание, и никогда, никогда, семпай, не оставляй меня.
Рю, прикрыв глаза, слушал его тихий голос, сам не понимая того, что в груди странным теплом разливается новое незнакомое чувство.
— ты глупый,— наконец хмыкнул он.— предлагаешь себя? А что, если я воспользуюсь твоим предложением.
— все, что захочешь, семпай.
— с чего ты стал таким покорным?— удивился Такасуги, пытаясь отодвинуться, но вцепившиеся в него пальцы этого не позволили.
Рен поднял голову, печальными и серьезными глазами посмотрев на него. Долгое, затянувшееся молчание нарушил его все тот же негромкий голос:
— с чего ты стал таким добрым, семпай?
Добрым? Такасуги усмехнулся. Добрым, значит?
Он стал не то, что добрым, он стал совершенно другим. Он сам не узнавал себя и ненавидел это. Как мог кто-то изменить его?
Тихая злость закипала глубоко внутри.
В следующий раз, он покажет ему, насколько он «добрый».



глава 20.
* пустая и короткая глава *

В школу мы с Шимой чуть не опоздали из-за уж слишком большой любвеобильности последнего. Я ворвался в класс, морщась от боли в пояснице, и сразу же подлетел к Оки.
— привет, что у нас сейчас?— пропыхтел я, стараясь отдышаться.
— самоподготовка,— довольно объявила девушка, из ниоткуда извлекая свой любимый блокнот.
— то есть можно было даже не приходить?— я недовольно цокнул языком, расстроено посмотрев на свое место.
Сесть сейчас на него казалось чем-то невозможным. Оки заинтересованно разглядывала меня.
— что случилось, Эйджи?
— да нет, ничего. Просто неважно себя чувствую,— соврал я.
Да уж лучше отлежаться в медкабинете, чем мучиться с больной задницей на стуле.
— что, Хиираги слишком страстен для тебя?— Хига покосилась на меня, хитро прищурившись.
— ты.. ты о чем вообще?— я нервно дернулся в сторону.
Порой мне кажется, что Оки видит всех насквозь. Или просто слишком много интересуется жизнью других, хотя своей почти не имеет. Пусть мы и дружим уже достаточно долго, но о ней я многого не знал.
— ну, разве вы с Хиираги не занимались этим с самого утра?— девушка удовлетворенно улыбнулась, и по глазам я увидел, что она полностью убеждена в своей правоте.
— кстати, а где Сайто?— поспешно спросил я, заметив, что его нет на своем месте.
В последнее время Сайто ведет себя как-то странно. Постоянно молчит, ходит мрачный, ни с кем не хочет поговорить и объяснить, что случилось. А что-то случилось точно, я это чувствую.
— не знаю. Он стал пропускать много уроков,— пожаловалась Оки, и тяжело вздохнула.
Уж они-то с Сайто были вообще практически неразлучны. Все о чем-то шушукались, хихикали и писали в том зловещем блокноте Хиги, под нашими с Кином пристальными взглядами.
Стоило только всему наладиться с Шимой, как что-то случилось у друзей.
— пойду отдохну,— сказал я, поворачиваясь к выходу.
— да-да, иди. Ведь сегодня тебя ожидает еще одна ночь страсти,— расслышал я слова Оки и быстро вылетел в коридор, заливаясь краской.

В медкабинете, когда бы я ни заходил туда, всегда было очень тихо и пусто. Даже в открытое окно не долетали звуки с улицы, но, не смотря на прохладный ветерок, устоявшийся запах лекарств пропадать не собирался. Мне всегда казалось, что этот кабинет живет своей жизнью. Это как будто отдельный спокойный школьный мирок, в котором время лениво тянется, и сразу с порога начинаешь зевать. В любую погоду здесь открыто окно, и белые полупрозрачные занавески развеваются на ветру. А правитель сего царства – тихий школьный врач, который и сам на здорового не похож, так что неизвестно как он лечит других. Тонкий, бледный, молчаливый, он одним своим видом нагонял тоску.
Но сегодня все поменялось. Врача на месте не было, зато на кушетке сидел смутно знакомый школьник.
— простите,— я уже развернулся, чтобы уйти, но меня остановил его голос.
— Ишикава, ты куда?
Я снова совершил поворот на сто восемьдесят градусов, во все глаза уставившись на парня. На меня удивленно смотрели светло-серые глаза.
— С-сайто?
Это определенно был он – глаза, рост, лицо, телосложение.. но его волосы? Он покрасился? Сероватые, почти белые волосы длинноватыми прядями обрамляли его лицо, но сзади были коротко выстрижены. Ну сказать, что ему не шло, я не мог. Очень даже красиво. Просто смотреть непривычно.
— не узнал?— весело хмыкнул он, похлопывая место рядом с собой.— садись.
— я лучше лягу,— торопливо ответил я, занимая соседнюю кушетку.— новый цвет тебе здорово подходит,— после пары минут тишины проговорил я.
— правда? Здорово,— Сайто улыбнулся.— захотелось что-то поменять в себе.
— от девчонок теперь точно отбоя не будет,— засмеялся я, радуясь тому, что кажется, наконец-то он вновь стал прежним.
— ну да. Плохо себя чувствуешь?— спросил он, ложась на спину.
— немного. А ты?
— просто не выспался,— Сайто прикрыл глаза, но с его лица не сходила веселая улыбка.
— случилось что-то хорошее?— поинтересовался я, почувствовав, как невольно губы растягиваются в такой же улыбке.
— почти,— он повернул голову ко мне, приоткрыв один глаз.— а вот по тебе видно, что у тебя с Хиираги все хорошо.
Я подскочил на месте, причем в позиции «лежа», покраснев и вопросительно посмотрев на друга. Мне уже не в первый раз такое говорят, между прочим. И откуда они все знают?
— как видно?— я запаниковал.
А что если все в школе узнают о нас? Нам же жить нормально не дадут!
— да не бойся ты. Видно не то, что вы с ним встречаетесь, а то.. как объяснить.. ну что у тебя все и правда хорошо. Ты изнутри светишься!

— да-да, светится еще как,— кивнула Оки.— и феромоны распускает свои. Все девчонки из класса о нашем Эйджи только и говорят. Эй, у тебя сезон спаривания что ли?
Мы сидели под нашим деревом на школьном дворе, пока с Шимой о чем-то разговаривал учитель. Этот обеденный перерыв мы решили провести всей компанией. Правда кроме Шимы еще пришли и Рен с Такасуги, которые сидели поодаль и снова ругались. Точнее, как ругались.. Рю сидел с непроницаемым лицом, что-то коротко говоря, а вот Рен бесился, и орал так, что обрывки фраз долетали даже до нас.
— а ты заметила? Это у него только в присутствии Хиираги. Без него он какой-то тусклый становится,— ухмыльнулся Сайто.
Они переглянулись. Только Кин сидел молча, о чем-то задумавшись и глядя в небо.
— Кохара, ты чего мечтаешь?— Оки подтолкнула парня, но тот не обратил на это внимания, продолжая витать в облаках.
— да он влюбился,— пропел Сайто, положив руку на плечо ничего не замечающего Кина.— интересно кто она.. или он?
Кохара вздрогнул, и скинул его ладонь.
— я нормальный,— фыркнул он, задумчиво крутя в руках пачку сока.
— но то, что ты влюбился, ты не отрицаешь?— спросила Оки.
— нет,— как-то уж мечтательно вздохнул Кин, взяв трубочку в рот.
Наступило тяжелое молчание, причиной которого послужило помрачневшее лицо Хиги.
— Ишикава?— раздался сзади неуверенный девичий голосок.
Все взгляды уставились на симпатичную девушку из класса Кина. Она смущенно поправляла густые темные волосы, сверкая зелеными глазами.
— да?— спросил я, вместе со всеми разглядывая ее.
— можно тебя на минуточку?— девушка мило покраснела.
— конечно,— я встал и направился за ней.
Зайдя за угол школы, она остановилась и посмотрела на меня.
— ты мне нравишься, Ишикава. Давай встречаться!
— ээ, нет!— я замахал руками, отступив.— я уже встречаюсь кое с кем! Прости.
— ах, это Юки меня обошла!— разъяренно прошипела девушка.
— чтооо?— из кустов вылетела другая девушка.— кто посмел увести его у меня из-под носа?!
— какая-такая Юки?— третья выбежала из-за угла.
— вы.. вы чего?— напугано спросил я, но меня проигнорировали.
Никогда не понимал девчонок. И, наверное, никогда не пойму.
Пока они были заняты своими личными любовными трагедиями, я сбежал.
— ну что, ты снова кого-то отшил?— Кин оторвался от сока и поднял на меня глаза.
— да я даже и не понял— там появились еще две девушки и у них начался какой-то спор.
— оо, как я и говорила, твоя популярность растет!— Оки засмеялась, делая пометку в блокноте.
Не знаю почему, но мне это не понравилось. Как и Шиме, оказавшемуся у меня за спиной.
— какая еще популярность?— прогремел он, бросив недовольный взгляд на одного только Кина.
Кин от такого аж онемел. Не любили они друг друга.
— Ишикава?— снова незнакомая девушка прервала нас.— можно тебя на разговор?
Ее прожег убийственный взгляд Шимы. Но смешки моих друзей не дали обстановке накалиться до предела.

— ты только мой,— прошептал Хиираги, больно прикусив мочку моего уха.— я не собираюсь ни с кем тебя делить.
Я ответить не смог, потому что вместо слов с губ срывались стоны. Его рука нежно прошлась по моему телу, которое предательски выгнулось от удовольствия.
— я тебе.. то же самое могу сказать,— наконец смог выговорить я, утыкаясь носом в его плечо.
Делать такое в школе было не в первый раз, но гораздо надежнее в темной полупустой кладовке, чем на крыше.
— тогда зачем ты вообще с ними ходил?
— так я же сразу отказывал..
— конечно, только попробовал бы согласиться,— угрожающе-ласково улыбнулся Шима.
Он милый. Очень милый, но иногда бывает до жути пугающим..

@темы: original, от в.и.о. же, слэш

URL
   

нервный путь

главная