v.i.o.shinigami
диавол
Автор: v.i.o.shinigami
Бета: сама себе бета на данный момент
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, POV, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Секс с несовершеннолетними
Размер: Макси
Кол-во частей: 30
Статус: закончен

Описание:
обычный японский старшеклассник, Ишикава Эйджи, однажды попадает в неприятности, из которых его вытаскивает главная гроза школы - прекрасный и опасный Хиираги Шима. мало того, так еще он - новый одноклассник Эйджи. ну как теперь в него не влюбиться?:З



глава 6.

— я дома,— прокричал я, потому что к тому времени, когда я зашел в дом, маман испарилась куда-то.
— Эй-тян!— радостно ответили мне из комнаты и мне навстречу вывалилась мама, держащая в руках стопки фотоальбомов.
— это тебе зачем?— опасливо поинтересовался я, указав на альбомы рукой.
— готовлюсь к приходу твоего друга,— как ни в чем не бывало улыбнулась она и вновь куда-то убежала, но на смену ей из другой комнаты выплыл отец.
— э? с чего бы?
— сын,— торжественно провозгласил он.— не хочешь ли ты представить нам своего друга?
— пап, хватит ерундой заниматься,— отмахнулся я от него и прошел к лестнице, желая скорее оказаться в своей комнате.
— ах!— раздалось сзади, я испуганно обернулся. Отец трагично хватался за сердце.
— дорогой, что такое?— обеспокоенно спросила мама, выглянув из-за угла (когда она успела там очутиться? оО), но ее тон и все еще блуждающая на губах легкая улыбка никак не вязались между собой.
— наш сын, он..— пауза, за которую мы все успели заскучать.— вырос.
— боже мой!— мама подскочила на месте, прикрыв ладонью рот.
Снова развели театр.
Вообще-то мои родители люди неплохие, но их явно в детстве много роняли. Этажа эдак с пятого..
Представления не имею, что им ударяет в голову временами, но порой ведут они себя странно и подозрительно. Время от времени у меня возникают сомнения: а ничего они не употребляют случаем?
Но какими бы ненормальными они не были, я все равно их люблю. Они всегда предоставляют мне свободу, ни в чем не ограничивают, и, если не считать их необычного поведения, о таких родителях можно только мечтать. И все же похожими на них я быть точно не хочу..
Моя мать, Ишикава Яна, вообще должна быть самой обычной, потому что ее профессия и ее характер вещи несовместимые. Как такая женщина, как она, может быть учителем в средней школе? Она же способствует становлению психики детей! Сколько она уже поломала жизней, сведя с ума бедных подростков?
Возможно дело было в том, что она была японкой всего наполовину, а вот ее русская половина проявлялась именно так.. да еще разве что разрез серых глаз отличался от обычного.
Но кроме характера у маман всегда было ужасное на мой взгляд хобби. Фотографирование. Кому как, но по мне – хуже не бывает. Это же я терпел унижение и насмешки, когда по просьбе матери одел то розовое платье на фестиваль во втором классе средней школы. А теперь она благодарит меня тем, что показывает все мои самые компрометирующие фотки друзьям. Как моим, так и своим.
Мой отец, Ишикава Макото, полностью был японцем. Его мать, отец, бабушка, дедушка, прабабушка, прадедушка и все другие родственники были японцами. Но почему же тогда у него такие странности, если в семье все нормальные? Он работает простым служащим, иногда выпивает после работы, обожает горячие источники и.. театр!
О да, частенько он представляет себя героем пьесы и разыгрывает настоящие сцены, а мама с удовольствием ему подыгрывает. Если в детстве меня это еще забавляло, то сейчас заставляет серьезно задуматься об их поведением.

— мать, отец,— патетично возвестил я, иначе они бы и не начали меня слушать.— я – гей!
На секунду родители замерли с удивлением и недоверием в глазах.
— Ма-тян, у нашего сына странные шутки,— с паникой в голосе прошептала мама на ухо отцу, но я все равно все слышал.
— тсс, у него сейчас сложный период формирования личности,— пояснил тот.— давай сделаем вид, что это было смешно.
С огромным опозданием послышались смешки, а я лишь снова обреченно вздохнув, отправился в свою комнату. Но на середине лестнице меня достиг крик из гостиной:
— Эй-тян, мы тебя всяким -разным любим!
Да уж.
Добравшись до комнаты, я обессилено свалился на кровать, прокручивая раз за разом в памяти все события дня. Удивительным он получился, твердо решил я, закапываясь лицом в подушку и вспоминая лицо своего нового парня.

Я сидел среди кучи разного хлама, перерывая ее раз за разом и пытаясь найти одну вещь. Чего тут только не было: одежда (почему-то даже женская – чулок и футболка с кошкой были явно не моими, но откуда они взялись у меня я представления не имел), диски, томики манги (я видел даже яойную мангу!), мелкое барахло в виде ручек, фломастеров и фигурок с анимешными персонажами, кошачьи ушки разных цветов и еще множество разных ненужных вещиц. Но я точно знал что это прячется где-то там. Но находиться оно упорно не желало.
В дверь постучались и на пороге возник отец, неуверенно оглядывая наведенный в комнате бардак.
— Эйджи, нам нужно серьезно поговорить..
— начинай,— не отвлекаясь от дела отозвался я.
— дело в том, что ты взрослеешь,— отец прошелся до середины комнаты и уселся на пол за небольшой столик.— и мы с мамой решили, что пора поговорить о..
Кажется я знаю что именно он имеет в виду. Подобный разговор они начинали когда мне было еще лет девять, но тогда по глупости своей я ничего не понял. А сейчас отец начнет рассказывать явно не о таких отношениях, которые ожидают нас с Шимой.
— сам разберусь,— не дожидаясь продолжения оборвал я его.— к тому же я уже все сказал. Я гей.
Отец звонко рассмеялся, поднимаясь с пола.
— ну и шутки у тебя! Видимо ты еще не готов к такому серьезному разговору,— он облегченно вздохнул.
Ему этот «серьезный разговор» видимо самому давался с трудом. И зачем его тогда начинать?
— но все же подумай о том, что бы завести себе девушку.
— я тебя со своим парнем познакомлю,— недовольно пробурчал я и удовлетворенно улыбнулся, наконец отыскав нужную вещь в пестрой куче.

— доброе утро,— улыбнулась Оки и по хищному взгляду я понял, меня ждет что-то мучительное и страшное.
— до.. доброе,— промямлил я, отходя в сторону непривычно молчаливого Кина.— утро.
Кохара все так же игнорировал меня, разглядывая свои ботинки. Такое случалось впервые и это не могло меня не встревожить. Из-за вчерашнего обиделся? И только из-за того, что это они не смогли меня поделить? Точнее, сказать правильнее, разодрать на части.. надеюсь мне не придется выбирать между лучшим другом и парнем.
— Кин?— позвал я его, но он только демонстративно отвернулся.
— ладно, Эйджи, забудь про этого кинутого всеми неудачника,— сказала Хига, оттаскивая меня к окну, подальше от народа.— лучше ответь мне на один вопрос..
— к-какой вопрос?
Почему у меня такая ужасающая подруга?! Разве такими должны быть девушки? Они должны мило улыбаться, а не вселять в других страх своим угрожающим дружелюбием!
— вы уже сделали это с Хиираги?— спросила она в лоб, извлекая откуда-то небольшой блокнот.
— н-н-н-нет!— заорал я, отскакивая подальше от Оки.
— да не ори, не насилую же,— девушка разочарованно убрала ручку.— я просто фанфик пишу, мне нужны подробности. Давай, когда ты сделаешь это с Хиираги, то сразу мне все расскажешь. Или лучше снимешь на видео!— предложила она, смотря на меня с такой надеждой в глазах, что будь это немного другая ситуация, я бы сдался.
Но это вопрос не на жизнь, а на смерть, и свою честь я буду отстаивать до конца.
Только я открыл рот, что бы ответить ей, как мне на помощь пришел Кохара:
— что ты там за рассказ вообще пишешь?— поинтересовался он, заглядывая ей через плечо в блокнот.— ..он грубо кинул его на кровать, все еще не развязав рук и быстро расстегнул штаны. «держись маленькая *пииип*»— ухмыльнулся Шима, нагибаясь и..
— хватит!— проорал я, вырвав блокнот из рук Оки.
Что это вообще такое? Какого хрена там есть Шима?
Я пробежал глазами по строчкам и почувствовал как краснею. Друзья, стоящие рядом, наблюдали за моей реакцией. Довольно улыбалась Хига, с превосходством оглядывая нас.
Но мне было уже не до них. Я все больше углублялся в рассказ, в котором Шима все больше углублялся в.. меня?!
Краснело у меня уже не только лицо, но и уши полыхали от стыда и смущения.
— я конфискую это,— прошептал я, потому что горло неожиданно пересохло.
— только потом верни,— попросила Оки.
Я понимающе кивнул. Сделаю себе копию.
— Эйджи!..— Кин хотел что-то сказать по поводу происходящего безобразия, но его нагло прервали.
— чем это вы тут занимаетесь?— с неприкрытой угрозой прогремел голос Хиираги сзади.
Кохара вздрогнул, громкой ойкнул и быстро вылетел из класса, а я спрятал руки за спину. Не дай бог Шима увидит это. Он же Оки убьет!

Во время обеденного перерыва я утащил Хиираги на крышу. Он так довольно улыбался, что я не стал его расстраивать тем, что просто искал Такасуги.
Рю, кстати, оказался там. Он снова сидел на полу, сося леденец и читая какую-то книгу. Я сразу же привычно плюхнулся рядом с ним, нагло протягивая руку в ожидании, когда он достанет мне леденец из своего волшебного кармана. Шима же, не сказав ни слова, уселся позади меня, обхватим руками мою талию и уткнувшись подбородком в плечо. Мне может кажется, но для Хиираги важны прикосновения. Он всегда дотрагивается до меня, хотя возможно это просто разыгралось мое воображение.
Когда в мою ладонь удобно легла палочка от клубничного леденца, я решил, что пора приступать к делу.
— как и обещал,— я извлек на свет розовое и невероятно милое чудо.— вот это.
На тонкой веревочке раскачивался небольшой тряпичный мишка с пухленьким тельцем и короткими лапками. Большие пластмассовые глаза смотрели на нас, сверкая на солнышке. Ну разве не прелесть?
— что это?— мрачно спросил Шима, с отвращением глядя на брелок.
— это и есть кавайный элемент для Такасуги!— радостно заявил я, смотря на всех блестящими счастьем глазами.
— Рю, если ты будешь это носить, то забудь про нашу дружбу.
— Такасуги, не слушай его. На, пристигни на сумку и посмотрим на результаты. Вдруг поможет?— с улыбкой предложил я.
— прости Шима, других вариантов больше нет пока..
— а тапочки?— спросил я, вспоминая вчерашний разговор.
— на улице?— с сомнением произнес Рю, раскачивая перед собой розового медвежонка.
— ты прааав..
— эй, народ, вы о чем вообще?

*тем же днем*
По оживленной улице шел высокий парень, перед которым толпа в испуге расступалась. Хоть он и был одет в школьную форму, но ни по его лицу, ни по телосложению нельзя было сказать, что он старшеклассник. Люди шарахались от него в стороны, стоило им только увидеть его хмурое и недовольное лицо. Словно темная подавляющая аура преследовала парня.
Но на сумке его весело болтался розовый мишка, мило улыбаясь шокированным прохожим.




глава 7.
* кое-что вкусненькое для тех, кто терпеливо ждал то, ради чего мы тут собрались.
собственно яой, товарищи слэшеры *О* *

Время быстро летело, но почти ничего не изменилось за прошедший месяц: все также ругались Оки и Кин, и Сайто тоже не менялся, Шима по-прежнему недолюбливал Кохару, а Такасуги так и не обрел необходимую милую вещицу. И уж тем более не менялся я или мои чувства к Хиираги.
Мы вели себя как обычная парочка – он провожал меня домой, иногда брал за руку, часто обнимал и иногда даже целовал. И меня все устраивало.
Ах да, даже тот рассказ Оки все еще продолжал смущать меня, сколько бы я его не перечитывал.
Ничего не менялось. До этого дня..

Мы вновь отсиживались на крыше вместе с Хиираги и Такасуги. Я сидел, облокотившись на бетонную стену, и смотрел как небо заползает тучами. На моих коленях уютно устроилась голова Шимы, который от нечего делать тоже смотрел то на небо, то на меня. Рю, сидящий неподалеку, снова что-то читал, не обращая на нас внимания. Он, как я заметил, вообще любит книги и тишину, хотя по нему и не скажешь. Да по нему много чего не скажешь, на самом деле.
Ветер немного усиливался, становился резче и холоднее, трепал волосы и бил прямо в лицо. Снизу, со школьного двора, доносились голоса учеников, нарушая нашу умиротворенную тишину.
— Ишикава,— неожиданно позвал меня Шима.
— чего?
— … тебе удобно?— спросил он, хотя по глазам было видно, что произнес точно не то, что хотел.
— да,— тем не менее ответил я, хотя стало очень интересно, что же на самом деле намеревался узнать Шима.
Вновь наступило молчание, но через несколько минут его снова прервал Хиираги:
— Ишикава?
— а?
— ты.. нет, ничего.
Я расстроено посмотрел на посеревшее небо. Снова приближается сезон дождей.
Я не любил дождь. Не знаю почему, да и разве нужны какие-то причины для этого?
— Ишикава..
— ну?
— пошли сегодня..— он не договорил, но в его молчание четко вписывались два слова: «на свидание».
— хорошо,— я взволнованно кивнул.
С тех пор как начались наши отношения, у нас еще не было ни одного свидания. Я не знаю, почему он раньше мне не предложил сходить куда-нибудь вместе, но сейчас я действительно счастлив.

-Эй-тян, тебя кажется кто-то у дома ждет,— донеслось снизу, а я сразу подскочил к окну.
И правда, у забора меня уже ждал Шима, медленно выпуская сигаретный дым и вновь затягиваясь.
— это мой парень,— пояснил я, промчавшись мимо матери и, быстро одев кеды, выбежал на улицу.
— дорогой, у нашего сына чувство юмора совсем отличается от нашего..
— не беспокойся, Ян-тян, со временем оно улучшится.. возможно..
Увидев меня, Шима выбросил сигарету и отлип от стены.
— прости, что пришлось ждать. Куда пойдем?
— не знаю, а куда хочешь?
— а давай в парк, там сейчас тихо,— предложил я, чуть улыбнувшись заметив, что Хиираги немного нервничает.
— давай,— согласился он, вновь закуривая.
Рядом с ним чувствуешь себя так спокойно и уютно, пусть немного волнуешься и все же. Шима бывает мягок, бывает груб, но он никогда не нарушал рамок дозволенного. Да и мне кажется, что ему можно..
На аллеях парка и правда было пустынно. Дорожки уходили вдаль, и резко выделялась зеленая крона деревьев на скучном сером фоне неба. Прохладный ветер уносил с собой сорванные листья, кружил их и вновь кидал на землю.
Мы с Хиираги медленно брели куда-то, болтая о разных вещах или просто молчали. В какой-то момент мне захотелось взять его за руку и идти как нормальная влюбленная парочка.
Моя ладонь несмело обхватила его руку и Шима удивленно покосился на меня. Чуть заметный румянец на его щеках, отведенный в сторону смущенный взгляд и наши сплетающиеся сильнее пальцы.

Момент, когда начался мелкий дождик, я упустил из внимания, потому что все мои мысли были сосредоточены на теплой руке Хиираги. Только когда холодная капля разбилась о мой нос, я задумался над происходящим вокруг. Дождь, без сомнения, усиливался, но до дома добежать мы явно не успеем.
— надо спрятаться,— обеспокоенно сказал я, повернувшись к Шиме.
— да, тут есть один вариант, но не думаю, что он такой уж удобный,— с сомнением ответил он.
— какая разница, главное не намокнуть и не простудиться.
И Шима привел меня в то самое место. Передо мной, среди деревьев, стояла небольшая детская площадка. Довольно большая горка, к которой меня повел Хиираги, действительно могла сойти за хорошее прикрытие от дождя. Капли воды под нее почти не долетали, так что мы решили остаться здесь.
Шима снял с себя легкую кофту и бросил на траву, усаживаясь на нее.
— садись,— пригласил он, указывая на свои колени.
Я восторженно-смущенно закивал, и сразу же занял предложенное мне место, крепко обняв своего парня.
— так нормально?— спросил он, притянув еще ближе к себе и дыша прямо мне в шею.
— да,— отозвался я, чувствуя, как от его теплого дыхание по моей коже разбегаются приятные мурашки.
Дождь и правда усилился, громко барабаня по железной горке, деревянным лавкам, стоящим неподалеку, и широким листьям , а затем глухо падая на землю. С Шимой было тепло и спокойно даже сейчас и в таком месте.
— Ишикава..
— что?
— можно я тебя поцелую?
— почему ты спрашиваешь?..
Шима взял меня за подбородок и серьезно посмотрел мне в глаза. Пристальный взгляд, длиной всего в каких-то пару секунд, заставили пробежать по телу маленьким зарядам, схожими с зарядами тока. Чувство того, что все как-то отличается от привычного хода действий не покидало меня. Было что-то другое, незнакомое в этом взгляде синих глаз.
Теплые губы сначала осторожно дотронулись до моих, затем нежно стали покрывать поцелуями щеки и шею.
— Хиираги,— выдохнул я, цепляясь руками за его шею.
— да?
— поцелуй меня,— смущенно попросил я.
Его сбившееся дыхание смешалось с моим, а горячий язык уверенно проник в мой рот. Его ладонь легла на мой затылок, запутавшись в волосах, не давая отстраниться. Поцелуй перерастал во что-то большее, будоражащее кровь, несдержанное и обжигающее. Кажется, я понял как это называется. Страстное.
Мы прижимались друг к другу, и заплывший странным туманом разум уже не мешал наслаждаться удивительным возникшим чувством. Его вторая рука легла мне на спину, забравшись под футболку, ласково поглаживая разгоряченную кожу. Прохладный ветер пробирался под одежду, но он не мог затушить все больше распаляющийся внутри нас пожар. Странно сводило низ живота, было так горячо и непривычно, что когда чужие пальцы коснулись моей ширинки, я выгнулся, застонав от удовольствия. Было слишком жарко и тесно и, что бы хоть как-то снять напряжения, я непроизвольно заерзал. Легче от этого не стало, но почувствовав под собой что-то твердое, я на секунду замер и только осознав, что именно у Шимы затвердело, вспыхнул.
— мы извращенцы,— прошептал я, уткнувшись носом в его плече.
— все в порядке,— ответил Хиираги, немного нагнувшись и поцеловав мое ухо.
В следующее мгновение острые зубы уже прикусили чувствительную мочку, а снизу раздался тихий шорох молнии. Я краснел все больше, вдыхая запах горячей кожи Шимы и чувствуя его руки на своем члене.
— расслабься,— попросил он, пальцем размазывая выступившую влагу и оттягивая крайнюю плоть.
Еле сдерживаясь, что бы не застонать, я вцепился в его плечи, пока чужая ладонь ласкала мою плоть. Наслаждение, граничащее с болью, накрывало меня, распространяясь по телу волнами. И без того быстрые движения ускорялись, а бедра непроизвольно двигались, стараясь приблизить желаемую разрядку.
Я снова застонал, на этот раз особенно громко, прямо у самого уха Шимы, почувствовав, как тело обмякает в его руках.
После мы оба сидели не двигаясь, с пылающими щеками и измазанные в сперме, тихо слушая не закончившийся еще дождь.
— мм, Хиираги, ты же даже не дотронулся до себя,— удивился я, почувствовав мягким местом, что его эрекции как не бывало.
— меньше задницей ерзать надо было,— смущенно огрызнулся Шима, пряча лицо за волосами.
Этот неожиданный страстный порыв стал новым этапом в наших с ним отношениях.




Конфетка от автора всем любителям высоких рейтингов :ЗЗ

...Эйджи тихо застонал, выгибаясь на кровати. На его коже выступили маленькие блестящие капельки пота, скатывающиеся вниз и оставляющие влажные дорожки. Тонкие руки были грубо вывернуты назад и завязаны школьным галстуком Хиираги.
— тебе же нравится, правда?— жестко ухмыльнулся Шима, но лучшим ответом для него стал чуть подрагивающий от возбуждения член Эйджи.
— н-нет,— протестующе простонал парень и снова выгнулся, почувствовав, что на этот раз он зашел слишком глубоко.— прекрати!..
— не сопротивляйся,— Хиираги плотоядно облизнулся и впился в тонкие губы жадным поцелуем.
— убери его! Не надо!— на глаза Эйджи навернулись слезы, но вместе с возбужденно затуманенными глазами это смотрелось неубедительно.
Шима резко ввел вибратор внутрь парня, наслаждаясь звуками его дрожащего голоса.
— тц. Так неудобно,— прошипел парень и, не вынимая искусственный член из Ишикавы, развел его ноги шире.— вот так вот.
— по-пожалуйста,— всхлипнул Эйджи, но его тело непроизвольно дернулось навстречу вставленному Шимой вибратору.
— что, это понравилось твоему развратному телу?— ехидно прошептал Хиираги, начав сильные ритмичные движения внутри парня.
Много времени, чтобы кончить, Эйджи не потребовалось. Он содрогнулся всем телом, и с головки его влажного члена стекла белая жидкость.
— оо,— протянул Шима, наклонившись и слизав языком пару капель.— вкусно.
Сквозь опущенные ресницы Эйджи наблюдал, как его любовник тщательно облизывает его член, играется с чувствительной головкой и сам тихо стонет, когда он толкался ему в рот.
— он снова.. встает,— прохныкал Ишикава, запрокидывая голову от удовольствия. Болели грубо перехваченные галстуком руки, саднило в области копчика, а перед глазами все плыло.
— ты устал?— приподняв бровь, спросил Шима.— мы же только начали..
Достав из прохода Эйджи вибратор, Хиираги чуть приподнял его за бедра и дотронулся языком до судорожно сжавшейся дырочки.
— а так.. нравится?— поинтересовался он, внимательно наблюдая за краснеющим лицом Ишикавы.
— не там,— протянул потерявший рассудок от сильного возбуждения Эйджи.
— а где же?
— здесь,— парень красноречиво двинул тазом, умоляюще глядя то на свой член, то на хитрое лицо Шимы.
— услуга за услугу,— сказал тот, приподнявшись и поставив Эйджи на колени.
Ишикава неуверенно дотронулся языком до покрасневшей головки, но услышав протяжный стон Хиираги, раскрыл рот шире, принимая его полностью. Влажное пошлое хлюпанье и стекающая с подбородка слюна только больше распаляли желание. С каждым новым толчком члена в его рот темп становился все быстрее, пока Шима, закусив губу и простонав что-то, не кончил. К слюне примешалась вязкая сперма, потекшая с уголка губ Эйджи...
Шима неожиданно проснулся, чувствуя жар во всем теле. По виску скатилась холодная капля пота, а вот ниже пояса он почувствовал приятное тепло.
— чертовы сны. Чертов Ишикава. Чертовы извращенцы,— зло шипел Хиираги, застирывая трусы, пока на них не остались засохшие белые пятна.

Оки подавленно вздыхала над чистым листом бумаги, пытаясь придумать новый сюжет рассказа. Она испробовала все – и BDSM, и секс в общественных местах, и смену ролями и даже изнасилование..
— ну почему Эйджи не делится подробностями их личной жизни?— чуть ли не плача спрашивала саму себя девушка.
Если бы она знала, что личная жизнь тех двоих пока что ограничивалась лишь поцелуями, да мокрыми трусами..


* если честно, то пока писала эту главу задыхалась от дикого смеха ХDDD *



глава 8.
* автора поперло на сексуальные отношения героев =з= *

— вы сделали это?— в который раз спросила девушка, заставляя меня краснеть.
— н-нет, конечно!— я замахал руками для пущей убедительности.
— да что же вы за тормоза такие?— устало поинтересовалась Оки, а Сайто согласно хмыкнул.
Да что они знают? После того раза в парке я Шиме в глаза посмотреть не могу, не говоря уж о том, что за сны стали мучить меня каждую ночь. Хоть в ванной спи! И всему виной эти трое: Оки, Сайто и Хиираги. Да-да, Сайто стал как-то уж слишком активно помогать Хиге в написании этих ее фанфиков, которые потом «скармливались» мне. Им весело, а я мучаюсь. И что это вообще за влезание в личную жизнь?!
Единственными, чью поддержку я чувствовал были Кин и Такасуги. Хоть Рю и ничего не говорил, но молчаливо подбадривал меня, даря каждый день леденцы. Кохара же защищал меня от этих двух извращенцев. Хотя идти наперекор Оки казалось невозможным, мы как-то еще держались.
— если ты расскажешь хотя бы немного, то я угощу тебя твоим любимым тортом. С клубничкой!— мило улыбнулась Оки, но я знал точно, за этой ее невинной личиной кроется опасный и жестокий зверь, готовый сожрать меня, стоит только ей довериться.
— за торт могу рассказать как он целуется,— хмыкнул я.
Оки обиженно надулась и отвернулась.
— да, так и надо с этим исчадием ада,— похвалил меня Кин, наконец выходя из-за надежного прикрытия от девушки, которым являлась спина Сайто.
— Кохара, лучше беги отсюда,— угрожающе улыбнулась Хига, а парень действительно стушевался.
— д-да, сейчас уже урок начнется. Пойду-ка я,— он махнул на прощание рукой и поспешно вышел из класса.
Клубные занятия связи с испортившейся погодой отменили, но скучать после уроков мне все же не предстоит. Ведь сегодня ко мне домой придет Шима.

Почему я нервничал перед приходом Хиираги, я не знал. Я бегал из комнаты в комнату, прибираясь и проверяя все ли в порядке. Особое внимание я, конечно, уделил своей комнате. Засунул все фанфики Оки в самый дальний ящик, вместе с яойной мангой.
Больше всего меня беспокоил не тот факт, что это именно Шима ко мне приходит, а то, что дома никого нет и он может пытаться сделать со мной всякие извращения, как в прошлый раз. И не только пытаться.
В дверь позвонили и я рванул открывать. На пороге стоял Шима с.. тортиком.
Как миииилоо!
— с клубничкой,— покраснев, пояснил он и вручил коробку мне.
— спасибо,— смущенно поблагодарил я его, впуская в дом.
— прости за вторжение.
— чувствуй себя как дома,— улыбнулся я.— поднимись пока в мою комнату. Третья дверь налево.
— ага,— Шима бодро затопал по лестнице, а я рванул на кухню.
Спустя несколько минут я радостно влетел в комнату, еле удерживая поднос с чашками и тортом. Мм, такой аппетитный тортик.
Хиираги сидел у меня на кровати (хотя на полу я специально приготовил подушки!) и увлеченно оглядывался.
— у тебя большая комната,— сказал он, неохотно сползая с кровати.
— а по-моему самая обычная,— удивился я, размышляя, когда же Шима начнет атаку.
Хотя атаку громко сказано. Но все же, когда? И начнет ли?
Я быстро уплетал торт за обе щеки, жмурясь от удовольствия и запивая его сладким чаем. Я вообще сладкоежка. А вот Шима что-то ничего не ест, только молча смотрит куда-то вбок. Обдумывает план по приставанию ко мне?
— эй, Хиираги, торт очень вкусный, ты чего не ешь?— спросил я.
Шима вздрогнул и посмотрел на меня.
— я не люблю сладкое,— признался он, пристально всматриваясь в мое лицо.
— что?— занервничал я.
— у тебя крем на лице,— ответил Хиираги.
— ой, правда? Где?— ну что ж я за свинья? Обязательно в чем-нибудь измажусь!
— вот здесь,— он неожиданно придвинулся ко мне и лизнул прямо в уголок губ.
Я немедленно залился краской.
— с-спасибо.
Он ничего не сказал, просто снова наклонился и поцеловал меня. Не скажу, что бы мне не понравилось. Впервые поцелуй с ним был таким.. сладким.
Наши языки встретились, а мои руки уже запутались в темных прядях, притягивая его ближе. Как можно ближе. Он толкнул меня на пол, нависнув сверху, не прекращая поцелуя. Было приятно целовать его мягкие губы, чувствуя вкус клубничного крема, забыв о времени и об остальном мире.
На минуту Шима оторвался от меня, тяжело дыша и потемневшими глазами глядя на мои губы.
Сейчас я понял, что мне ужасно нравится, когда он смотрит на меня таким жадным взглядом, когда губы приятно покалывает после долгого поцелуя, а по телу разливается приятное тепло. Если бы это продолжалось целую вечность..
Шима протянул руку к торту и подцепил пальцем немного крема.
— зачем?— не понял я, но он заставил меня замолчать быстрым поцелуем.
— на тебе вкуснее,— произнес Хиираги, размазывая по моим приоткрытым губам крем.
Тонкий палец, измазанный в торте, приятно холодил пылающие губы. Не удержавшись, я поцеловал его, а затем коснулся языком, почувствовал знакомую сладость. Шима довольно улыбнулся, не убирая пальца, и я продолжил его медленно облизывать, невольно наблюдая за тем, как в наслаждении Хиираги прикрывает глаза. Чуть ощутимо прикусив тонкую кожу, я обхватил палец губами. Я сам плохо понимал, что делаю, просто я тоже испытывал странное удовольствие от происходящего.
Шима с тихим вздохом вытащил палец из моего рта и, все так же, не открывая глаз, облизал его. Я расширенными от удивления глазами наблюдал за тем, как он повторял в точности всю последовательность моих действий. Только когда палец оказался у него во рту, Хиираги приоткрыл глаза, затуманенным взглядом вновь посмотрев на мои испачканные губы. Наклонившись, он медленно слизал крем с моей нижней губы, осторожно прикусив и оттянув ее.
Я чуть не задохнулся от блаженства, когда его язык снова и снова касался моих губ, проникал в рот, лаская. Знакомое прежде напряжение ниже пояса дало понять, что все это проделки Шимы не прошли впустую. Кинув взгляд вниз, я коварно улыбнулся.
Да, Хиираги, ты ничем не хуже меня возбудился от этих «игр».
Я немного согнул ногу в колене, упираясь ею в районе его ширинки.
— Ишикава,— простонал он мне в губы.
В прошлый раз ты доставил мне удовольствие, так что теперь моя очередь.
Все смущение куда-то разом делось, хотя сейчас я занимался.. совращением? Моя нога терлась о чужой пах, чувствуя его твердость. Слушая срывающиеся стоны, захотелось сделать что-то еще более приятное..
Я толкнул Шиму, заставляя его лечь на спину, а сам оказываясь сверху.
— что ты?..
Договорить ему я не дал, наградив длинным поцелуем, пока мои руки ловко расстегивали молнию на его джинсах. Но не один я такой хитрый. Чужая ладонь скользнула за пояс моих домашних штанов, накрыв возбужденную плоть.
— постой,— попросил я, сначала освободив пульсирующий член Шимы, а потом стянув свои штаны.
— Ишикава, ты..— его слова прервались громким стоном, когда я провел рукой по чувствительной коже.
Рука, обхватившая его член, начала медленно двигаться. Видеть, как Шима стонет от наслаждения, запрокидывая голову.. потрясающе. Я подключил к этому делу и вторую руку, с интересом наблюдая за его реакцией и чувствуя, что еще больше возбуждаюсь.
— стой,— простонал Хиираги, убирая мои руки и вновь оказываясь сверху.— я сделаю все сам.
По телу прошлась непонятная дрожь от тихого, вибрирующего от возбуждения, голоса. Шима спустился ниже, сразу беря в рот мой член. Теплая влажность его рта и ни с чем несравнимое удовольствие были единственными, что я запомнил. Приближаясь к самому пику наслаждения, я взглянул на Хиираги сверху вниз. Он, не отрываясь, смотрел на мое лицо, а правой рукой ласкал самого себя.
— Шиии-мааа...— громко простонал я, достигая желанного конца вместе с ним, а перед глазами еще стояла увиденная мной картина.

— с каждым разом все больше убеждаюсь, что мы извращенцы,— протянул я, замечая в уголке рта Шимы белое пятно.
— прости,— Хиираги крепко обнял меня за пояс.
— не извиняйся, мне нравится это,— ответил я, легко целуя его в лоб.— но все же мы извращенцы..




глава 9.

Конечно, хорошо лежать на полу вот так в обнимку с любимым и не думать ни о чем, кроме того, как мне нравится быть с ним. Мне нравятся его мимолетные прикосновения, нравится, когда он обнимает меня, нравится, как он целуется, а еще.. как он заставляет трепетать от невыносимого удовольствия. Но было одно «но». Он постоянно брал на себя главную роль, не давая мне ничего толком сделать. Значит, я.. пассив? Вот это мне как-то не особо нравилось. Говорят, что снизу больно. Даже в рассказах Оки я постоянно был снизу и ревел. *а еще во снах Шимы ты тоже был снизу, умолял его остановиться и ревел хд*. Хотя откуда она знает как это? Спросить, что ли?..
— Ишикава, а когда твои родители вернутся?— неожиданно задал вопрос Шима, выводя меня из раздумий.
— черт! Мама должна скоро придти!— опомнился я, вскакивая и в панике осматривая сначала себя, потом Хиираги, а затем заляпанный пол.
— где ванная?— со вздохом спросил парень, подтягивая штаны и видимо понимая, что со мной будет тяжело.

Через десять минут приведенные в порядок Шима и я, сидели в убранной комнате, чинно попивая чай.
— как ты думаешь, она догадается?— взволнованно спросил я, осматривая себя в зеркале.
Выдавали меня лишь распухшие губы и все еще блестящие от возбуждения глаза.
— сомневаюсь,— ответил Хиираги, подпирая голову ладонью и разглядывая мое лицо.— что скажут родители, узнав, что ты.. ну гей.
Я вновь хмуро глянул на свое отражение, вспомнив, как мать и отец удивленно вздрогнули в тот момент, когда я признался. Тогда они перевели все в шутку, и продолжали не верить моим словам. Но рано или поздно мне придется серьезно поговорить с ними на эту тему.
— не знаю,— пожал я плечами.— а ты своим сказал?
— отцу наплевать,— равнодушно отозвался Шима, а в глубине его глаз вновь промелькнул знакомый холод.
— а мать?
— она умерла пять лет назад. Узнать не успела,— все с тем же безразличием произнес он.
Меня раздражало то, с какой легкостью Хиираги надевает маску холодности. То он милый и добрый, готовый носить меня на руках и петь серенады, то внезапно становится тем Шимой, которого я обычно видел в школе. Он старается скрыть от окружающих свои истинные чувства, это я понимаю точно. Но зачем скрывать их от меня? неужели он настолько не доверяет мне? Или это настолько тяжело для него – рассказать об этом?
— прости,— я отвел взгляд в сторону, не желая видеть этого Шиму.— мне не стоило это спрашивать.
— ничего, я уже давно смирился с этим,— Хиираги вновь превратился в себя самого, но все равно на его лице остался отпечаток отрешенности.
Мне кажется, или между нами возникла некая перегородка? Прозрачное, еще пока тонкое стекло, которое возможно сломать, но которое со временем может превратиться в каменную стену.

— я дома,— послышался мамин голос с первого этажа.
— мы в комнате,— крикнул я, выглядывая за дверь.— я с другом.
— а, тот молодой человек?— по голосу было ясно, что мама явно обрадовалась.
Пару минут спустя она влетела в мою комнату, чуть не вышибив дверь.
— здравствуйте, я мама Эй-тяна!
— сенсей?!— Шима вскочил на ноги и отпрыгнул подальше.— Ишикава, это твоя мать?
Я кивнул, наблюдая за происходящим воссоединением учителя и ученика.
— Хиираги?— мама сразу изменилась в лице.
Уголки ее губ резко поползли вниз, глаза распахнулись, а левый даже задергался. Шима и маман замерли, неверяще глядя друг на друга.
— ты чего забыл в моем доме?— провыла она.
— как такое вообще могло случиться?— схватился за голову Хиираги.
— а это и есть мой парень,— радостно заключил я.
Знакомство было завершено, так и не начавшись.

— я не желаю видеть этого монстра в моем доме,— заявила мама, громко стукнув кулаком по столу, за которым мы собрались.
— дорогая, успокойся, это же друг нашего сына,— попытался образумить ее отец, но в ответ получил лишь недовольный взгляд.
Мы с Шимой сидели за другим концом стола, слушая мамину ругань.
— первый раз ее такой вижу,— удивился я, наблюдая то, как мама зло пинала шкаф.
— она преподавала в нашем классе, когда я учился в средней школе,— пояснил Хиираги, увернувшись от полетевшей в него чашки. Слава богу, она не долетела до стены, мягко приземлившись на диван.— ну и отношения между нами как-то не сложились..— закончил он, пригнувшись.
Позади нас упала книга, громко хлопнувшись об пол. «Война и мир. Классическая русская литература»— прочел я название. Вот и закипела в маме русская кровь.
— чем же ты ее довел?— пораженно спросил я. На моих глазах собственная мать превращалась в машину для убийства.
— ну, мало ли..— неопределенно ответил Шима.— но сейчас я серьезно опасаюсь за свою жизнь.
— пап, мы в моей комнате будем. Приходите, когда она успокоится,— я указал на что-то без перерыва ворчащую мать.
— ни он, ни Такасуги больше не имеют права влезать в мою жизнь... ну уж нет, я своего Эй-тяна в обиду не дам.. знаю я этих *вырезано цензурой*..— донесся до меня отрывок ее монолога.
— пошли,— я затолкал Шиму в сторону выхода.
И почему произошло так, что моя мать и мой парень – враги?!

Ждали мы долго, слушая доносившуюся ругань и звуки рушащегося интерьера. Хиираги сидел рядом, виновато поглядывая на меня.
— прости,— наконец сказал он.
— за что ты на этот раз извиняешься?
— ну если бы я знал, что сенсей твоя мать, то ни за что бы не пришел.
— что значит не пришел бы? Какая разница она моя мать или нет?! Дурак, забей на нее!— я отвернулся, кипя от раздражения.
Ну почему, почему, почему? Я так надеялся, что все пройдет нормально. Что я соберу их вместе, скажу: «мама, папа, это ваш зять», они бы и эту мою выходку приняли спокойно и жили бы все долго и счастливо.
— а если подумать, то это она начала..— пробормотал Шима себе под нос, взлохматив черные волосы.
— что начала?— заинтересовался я.
— ну, издеваться надо мной в средней школе. Говорила, что моя внешность слишком детская, и что похож я на девчонку..— признался он, нервно улыбнувшись.— а потом я начал ей мстить.
Сказать по правде, после его рассказа на ум приходят сказанные не единожды мамины слова: «мужик должен быть мужиком, понял, Эй-тян? Милые мальчики – это уже не мальчики.».
Это получается, что моя мама измывалась над Хиираги из-за его лица?! Ужас какой..
Шокированный, я молча сидел, переваривая полученную информацию и понимая, что я видимо многого не знаю о своих родителях.
Во время моих душевных терзаний отец привел успокоившуюся маму и усадил ее за мой маленький столик. Она как-то заторможено осмотрела нас и злобно уставилась на Шиму.
— я дал ей успокоительного, но видимо слишком много..— объяснил папа, в ответ на наши удивленные взгляды.
— ничего, ей не помешает,— сказал я, на всякий случай отсаживаясь вместе с Хиираги подальше.— отец, у меня к вам серьезный разговор.
Мама продолжала свое увлекательное мысленное убийство Шимы, Шима же благоразумно молчал, присев поближе ко мне. Тоже на всякий случай.
— и что же такое важное ты хочешь рассказать мне и твоей невменяемой маме?— спросил он, успокаивающе взяв ее за руку.
Да, пора рассказать им все. Ведь они мои родители, они должны понять..
— папа, я гей и я не шучу. Хиираги – мой парень!

— чтоо? Да я никогда не допущу такого!— взбешенно орал отец, наворачивая круги по комнате.— мой сын! Мой единственный сын и тот!..
Мы с Шимой молча сидели за столом, вместе с заснувшей рядом на полу мамой.
Я чуть ли не рыдал от того, что даже мои родители не способны понять меня. Но как? Почему? Они всегда спускали мне с рук даже самые серьезные проступки, они всегда разрешали мне делать то, что я хочу, так почему..
— давай уйдем, пока он не очухался,— с улыбкой предложил Шима, наклонившись к моему уху.
— а чего ты улыбаешься? Чего смешного?
И правда, чего смешного? Чего веселого в том, что мы как два дебила сидим на полу возле детских размеров столика с серьезными минами (точнее, сидели до этого момента), рядом похрапывает отключившаяся мама, а отец что-то невразумительно орет о сыне-гее, бегая по комнате и раскидывая мое нижнее белье, непонятно зачем вытащенное из ящика.
Осознав всю идиотичность этой ситуации, я сам не сдержал смешка.
— а куда пойдем?— спросил я, доверчиво взглянув на Шиму.
— ко мне, конечно,— хитро ответил он и, пока отец не обратил на нас внимания, потащил меня к двери.
— стой, вещи!— я рванул к шкафу, схватил первые попавшиеся штаны с футболкой и, в след за Хиираги, быстрее вылетел из комнаты.

Переодеваться из домашней одежды в обычную пришлось за первыми попавшимися кустами, поставив на свою охрану смеющегося до сих пор Шиму.
— я первый раз делаю что-то подобное,— громко прошептал я, снимая штаны.
— переодеваешься в кустах?
— нет, вернее не только.. первый раз сбегаю из дома,— ответил я, застегивая джинсы.
— боишься?— насмешливо спросил Хиираги, оглядывая пустующую улицу.
— да нет, не особо,— прислушавшись к своим ощущениям, сказал я.
— а они тебе точно ничего не сделают?
— конечно,— я похлопал себя по карманам.— черт, телефон забыл.
— кому хотел позвонить?— поинтересовался Шима, заглядывая в мои кусты.
— уйди, я переодеваюсь еще,— смущенно прошептал я.
— да чего я там не видел,— хмыкнул он, отворачиваясь.— так кому звонить собирался?
— Кину, предупредить, что меня в школе не будет пока. У меня же ни учебников, ни тетрадей.. даже одежды нет больше!
— я тебе свою дам, поживешь пока со мной,— негромко произнес Хиираги.— ну ты там закончил?
— да, спасибо,— я вылез из кустов, приглаживая волосы.
— ну, пошли,— Шима уверенно взял меня за руку и повел в сторону метро.

Небольшой старый дом с множеством маленьких квартир не выглядел уютным и надежным. Рядом с ним стояла еще пара похожих строений, грязных и серых.
— это мой дом,— неловко засмеялся Хиираги, ведя меня по открытому внутреннему коридору.
В доме стояла необычная, практически мертвая тишина, которая наводила на разные жуткие мысли.
И это мой новый дом на несколько дней.
Только теперь до меня начало медленно доходить, где и, главное, с кем я буду жить.




глава 10.

Мы остановились у ничем непримечательной двери с потускневшим номером «13». Эта дверь, как и остальные, особого доверия не вызывала.
— а твой отец ничего не скажет?— нервничал я, комкая в руках одежду.
— он со мной не живет,— Шима нахмурился, пытаясь найти ключи.— точнее, я с ним. Перебрался сюда, когда он завел себе любовницу.
— то есть ты живешь один?— я занервничал еще больше.
Что же может произойти, если мы останемся вдвоем? Ночью, в пустой квартире.. нет— нет— нет, я сам настраиваю себя на это. Может Шима и не хочет ничего делать со мной..
Объект моих мыслей уже возился с ключом, пытаясь попасть им в замок. Наконец, что-то внутри щелкнуло, а дверь тихо скрипнула, медленно открываясь и пропуская нас в пугающую темную неизвестность. Ну, для меня неизвестность. Шима же, быстро нащупав выключатель, нажал на него.
Маленькая однокомнатная квартирка была довольно чистой и хорошо обставленной. Единственная комната была соединена с кухней, а небольшой коридорчик вел к прихожей.
— прости, что мешаю,— произнес я, стягивая кроссовки, одетые прямо на голую ногу.
— я сам предложил, так что не волнуйся.
Хоть он это и сказал, но волноваться я стал еще больше. Как мы будем жить в такой тесной квартирке?
Пройдя внутрь, я с интересом осмотрелся. Одинокая кровать, рядом стол, напротив – небольшой телевизор и шкаф, в углу стояла плита, маленький холодильник с раковиной и пара кухонных ящиков. Вбок вела еще одна дверь, видимо, в ванную.
— а как ты тут совсем один?— спросил я, садясь на пол за стол.
— отец дает денег,— Шима заглянул в холодильник.— есть хочешь?
— нет, спасибо,— ответил я, задирая голову и осматривая потолок с сиротливо качающейся лампочкой.

Весь вечер мы провели смотря мою любимую комедийную программу. Я валялся по полу от смеха, в то время как Хиираги скучающе ковырялся в своем бутерброде. Как оказалось, такие шоу он не любил и не понимал, что в них такого смешного.
Шима много курил, отходя к окну и смотря на пустошь, начинающуюся за его домом. Местные мальчишки выжгли там всю траву, оставив только большое черное пятно. Я не догадывался, и боялся спросить, о чем он думает, всматриваясь в темное небо и виднеющиеся вдалеке дома. Но я делал вид, что меня это не интересует.
— кончилось,— возвестил я курящего Шиму, широко зевнув.
Он посмотрел на меня с еле заметной улыбкой.
— спать хочешь?
— ну, после такого выматывающего дня это не удивительно,— буркнул я, вновь вспоминая о своих родителях.
Знаю, они сейчас в панике обзванивают всех знакомых, пытаясь найти меня. Но сейчас домой возвращаться я не хотел. Мне интересно узнать, как это – жить с Шимой.
— футона или второго одеяла у меня нет,— задумавшись, отозвался он.— будешь спать со мной, значит.
Я почувствовал, как щеки заливает румянец, а сердце быстро заколотилось. Спать с Шимой!

— что?— недовольно поинтересовался Хиираги, остановившись у кровати.
Я, забившись к стенке, глядел на него из-под одеяла глазами загнанного в угол зверя. Хотя практически так оно все и было. Умом я понимал, что навряд ли Шима будет сейчас что-либо предпринимать, но тело мелко дрожало от волнения.
— не съем же я тебя,— нахмурился парень, так и не дождавшись ответа.
Я смотреть не перестал, но одеялом все же поделился, когда он лег рядом. Кровать была рассчитана на одного человека, поэтому сейчас мы с Шимой лежали очень близко друг к другу, и я с испугом ловил каждое его движение. Кажется, он это заметил.
Хиираги повернулся ко мне спиной, ни чего не сказав и даже не пожелав спокойной ночи. Он.. обиделся? Теперь до меня дошло. Что я за идиот! Он привел меня к себе домой, предложив пожить пока все не уладится, терпел меня весь вечер, поделился кроватью, не оставив спать на полу, а я благодарю его тем, что жду от него подвоха.
Я придвинулся к нему, обняв и прижавшись щекой к его спине. Шима вздрогнул, чуть повернув голову.
— спасибо и.. прости,— прошептал я, закрывая глаза и глубже вдыхая знакомый аромат, исходящий от него.
Он ничего не ответил, продолжая молча лежать в моих объятиях, но мне уже и ничего не надо было. Потому что я прекрасно слышал, как сильно забилось его сердце.

Утро наступило вообще неожиданно. Сквозь сон я услышал отвратительную и жуткую мелодию, но упорно пытался хвататься за хвост убегающего сна. Не моя музыка, я такого не слушаю.
Рядом кто-то завозился, но музыка играть не перестала. Блин.
Э, че? Кто на моей кровати?! Я подскочил и разлепил глаза, с ужасом понимая, что я точно не у себя дома, а на столе звонит чей-то мобильник.
Воспоминания вчерашнего дня приходили неохотно, но спустя несколько секунд до меня дошло, где я, с кем я спал и чей телефон надрывается роковой мелодией.
— Хиираги, тебе звонят,— пробормотал я, вновь падая в плен подушки и одеяла.
— хрен с ними,— донесся приглушенный голос.
— выключи звонок,— я понял, что под постоянно повторяющуюся мелодию уснуть не смогу.
Шимина рука лениво вылезла из-под одеяла, но до стола дотянуться не смогла.
— черт.— голова Хиираги показалась наружи и он снова попытался дотянуться до надрывающегося телефона, чуть не свалившись с кровати.
Но злополучный мобильник таки оказался в его руке.
— чего тебе?— сонным голосом спросил он звонящего, вновь ложась и закрыв глаза.— нет, не будет. Да, да. Ладно, все.
— кто звонил?— поинтересовался я, поворачиваясь к Шиме.
— Рю,— засыпая снова, он обхватил меня руками и сладко зевнул.
Через пару минут я осознал, что сон ушел от меня безвозвратно. Еще немного повалявшись с Хиираги в кровати (я не мог упустить такой возможности полюбоваться его милым во сне лицом), я осторожно убрал чужие руки со своей задницы и слез с кровати. Чем заняться я не знал, а ничего интересного у Шимы дома не было.
Ладно. Я решительно закатал рукава мешковатой домашней кофты, направившись в сторону холодильника. Раз я тут нахлебник, то надо помочь хоть чем-то. Но на первый раз с меня и завтрака хватит.
Сказать честно, готовить я не умел. И что я, девчонка, чтобы таким заниматься? Конечно, приходилось пару раз готовить себе самому, но я удачно обходился омлетом или лапшой быстрого приготовления.
Открыв холодильник, я понял, что дать простор фантазии не удастся. Шима явно не заморачивался вопросом что есть. Но нужные ингредиенты нашлись быстро. Пофиг, обойдется тамаго*.
Я воодушевленно начал приготовления, мурлыча себе под нос песенку, и вообще чувствуя себя молодой женушкой. Только фартука не хватает, но его и так у Шимы не было.

Запах горелого и совсем неаппетитного омлета разбудил бы не только Шиму, но и мертвого.
Парень подскочил на кровати, с испугом оглядываясь вокруг себя. Но сквозь поплывший по комнате дым много чего увидеть было сложно. К примеру, стоящего у плиты меня, со слезящимися от запаха глазами и красным со стыда лицом.
— что случилось?— спросил Хиираги, подбегая ко мне и заглядывая мне через плечо.— что это?
— та..та..— сквозь подступающий к горлу комок говорить было сложно.
— та?
— тамагооо,— заревел я, со злости и обиды бросая лопатку на стол.
— ты готовишь?— удивился Шима, отчего я разрыдался еще сильнее. Он обнял меня и успокаивающе погладил по голове.— ничего страшного. Ведь верхние слои снять можно.
Я шмыгнул носом, расстроено глядя на кривое и черное что-то, лежащее на сковородке.
— я только в туалет ушел. Возвращаюсь, а тут.. это,— признался я, еще сильнее прижимаясь к Шиме.— прости, Хиираги, я только проблемы приношу.
— какие проблемы, Ишикава?— он ласково улыбнулся, отчего захотелось реветь еще больше, и поцеловал меня в щеку.— только забудь о готовке, я сам справлюсь.— поспешно сказал он, опасливо глядя на мое тамаго.
— а ты попробуешь?— невинно спросил я, тыкая пальцем в черную хрустящую корку.
— э-это?
— я так старался,— надулся я, глядя на Шиму преданными глазами.
— ладно,— сдался он.
Я радостно начал разделывать омлет, отыскивая в нем еще не сгоревшие слои.
— вот!— торжественно произнес я, ставя перед Хиираги тарелку с мини-тамаги.— приятного аппетита.
— спасибо за угощение,— парень нервно сглотнул, перед тем как попробовать кусочек.
— ну как?— нетерпеливо спросил я, стоило только первому куску оказаться у него во рту.
— хм, довольно неплохо,— прожевав, ответил Хиираги, пробуя еще.
— правда? А можно я тоже немного попробую?
— конечно,— разрешил парень, отдав мне свои палочки.
Я радостно запихнул омлет в рот и скривился. Фуу, он такой соленный, такая гадость.
— к-как ты это ешь?— сквозь выступившие на глаза слезы спросил я, запивая соленый вкус водой.
— а что не так?— растерялся Шима, снова отламывая кусочек.
— там же соли слишком много!
— правда что ли? А по мне в самый раз,— пожал плечами он, доедая мое неудавшееся тамаги.
У него что, вкус вообще отсутствует?

Обед Шима готовил сам, и смотреть на крутящегося у плиты парня было одним удовольствием. В отличие от меня, Хиираги приходилось уметь готовить самому, чему я только был рад. Не надо будет есть заварной рамен, ура!
Правда перед этим меня отправили в магазин за покупками и пришлось тащить тяжеленные сумки, в то время как Шима прохлаждался дома. Зато теперь я довольный и собой, и Шимой, и жизнью в целом, удобно устроился на кровати, периодически поглядывая то на телевизор, то на готовящего парня.
— а где ты учился готовить?— задал я мучавший меня вопрос.
— смотрел кулинарные программы.
Вот кто еще может похвастаться тем, что встречается с первым хулиганом школы, временно живет у него дома и ждет, когда тот ему приготовит обед? Ну? И пусть Шима уже начал исправляться и больше не лезет в драки, но репутация хулигана закрепилась за ним прочно.
— все готово,— наконец объявил Хиираги, накладывая из сковородки что-то очень и очень вкусно пахнущее.

Весь день мы провалялись у телика, смотря различные фильмы и передачи. Точнее смотрели только поначалу, а потом нашли занятие поинтереснее.
Я развалился на своем парне, положив голову ему на грудь и тихо слушая биение его сердца, пока пальцы Шимы нежно гладили мои волосы и шею.
— смотри, там про тычинки и пестики рассказывают,— Хиираги приподнял голову, вместе со мной заинтересованно посмотрев на экран.
— так это еще из средней школы,— протянул он, притягивая меня к себе и осторожно-дразняще покусывая меня за губу.
Я удовлетворенно прикрыл глаза, наслаждаясь его действиями, пока в дверь кто-то не позвонил.
— черт,— прошипел Шима, поднимаясь с пола и направляясь к двери.
Я выглядывал из-за угла (а на самом деле из-за любопытства). На пороге стоял Такасуги, а за его широкой спиной маячил незнакомый мне парень. На вид он был нашим ровесником, ростом чуть выше Хиираги, но рядом с Рю казался очень хрупким. Незнакомец выглянул из-за Такасуги, и я смог разглядеть его симпатичное лицо, обрамленное каштановыми прядями.
— это кто?— спросил Шима, разглядывая этого парня так, что я невольно заревновал.
— это мое домашнее задание,— устало выдохнул Такасуги, проходя вместе с ним в квартиру.
— Куниуми Рен, первый класс старшей школы,— представился улыбающийся парень.— приятно познакомиться.

* тамаго— японский омлет, кто не знает ^^
слоеный такой, его еще в суши добавляют хЗ

@темы: слэш, от в.и.о. же, original